О профессиональном реформаторстве

Разное
«Эксперт» №7 (741) 21 февраля 2011
О профессиональном реформаторстве

Сказано — сделано. На сайте Минобра появился приглаженный вариант образовательного стандарта для старшей школы. Авторы утверждают, что учли все поступившие замечания и предложения, а «декларативные предписания» уточнили и конкретизировали. Стандарт и вправду стал чуть лучше — некоторые ужасы первого обнародованного текста смягчены. Так, к одиозной тройке обязательных дисциплин (физкультура, ОБЖ, «Россия в мире») более или менее внятно присоединены математика и русская словесность. Впрочем, нас не перестают уверять, что так оно и подразумевалось с самого начала, только было неуклюже сформулировано. Верно сказано в резолюции Московского математического общества, специально собиравшегося для обсуждения стандарта: «Появившиеся недавно объяснения разработчиков, сводящиеся к якобы неправильным запятым в этом ключевом месте, очевидно убийственны для их деловой репутации». Сами разработчики стандарта свою репутацию убитой не считают. Глава авторского коллектива гендиректор издательства «Просвещение» Кондаков доволен проделанной работой; он собирается просить у министра Фурсенко продлить обсуждение проекта ещё на два месяца — с явным расчётом, что ничего, кроме косметической правки, за это время не произойдёт, и их стандарт примут. Я очень надеюсь, что он ошибается.

Хватит уже про обязательные дисциплины. Они и впрямь суть самое яркое место проекта (снова процитирую резолюцию ММО: «Трагикомизм основного списка обязательных предметов не нуждается в обосновании»), но не только из-за них проект абсолютно неприемлем. Он неприемлем потому, что подразумевает бесшабашную ломку — да, работающей всё хуже, но всё ещё работающей — отечественной школы и не содержит ни единой предпосылки к тому, чтобы затеваемый Великий перелом стал хотя бы не только катастрофой. Обсуждаемый документ пуст — во всех отношениях.

Он пуст по части целеполагания. Не определена цель старшей школы: дать системное образование? подготовить к поступлению в вуз? Любимый тезис Кондакова об ориентации на выбранную профессию («Базовое образование завершается в 9-м классе. А старшая ступень школы — мы честно говорим и родителям, и себе самим — это подготовка ребёнка к профессиональной деятельности, к профессиональному образованию») — противоречит прочим реформаторским тезисам. Мы же ведём модную речь про непрерывное образование: получение второго, третьего, пятого диплома. Можно ли, обрубив пятнадцатилетнему юнцу половину фундаментальных дисциплин, ждать от него потом lifelong универсализма? Или, совсем попросту: не сказано ни слова в пользу выбора штатовской — а не, например, финской — линии реформирования школы. Финны и ближе к нам, и школа у них гораздо лучше, так почему же… — да нипочему. Не ваше дело.

Он пуст по части идей. Заявленная им вариативность есть очевидный обман. «Декларируемая программа индивидуального выбора не реализуема: одному-двум ученикам не будут читать курс по выбору» (резолюция ММО). На практике всякая школа, выгнав часть своих учителей, предложила бы ученику стандартный наб