Государство и «черные ястребы»

Политика
«Эксперт» №9 (743) 7 марта 2011
На Северном Кавказе Кремль будет предпочитать чиновников с богатым местным опытом чиновникам с блестящей репутацией
Государство и «черные ястребы»

В отставку ушел президент Карачаево-Черкесии Борис Эбзеев. Никто не отрицает, что отставка добровольна по форме, а не по сути: Эбзеев не ладил с полпредом в СКФО Александром Хлопониным, пресса передает слова отставника «эти гады меня победили» — вполне понятный отзыв о республиканских бюрократических кланах. На место Эбзеева назначен Рашид Темрезов, известный своей близостью к прежнему президенту КЧР Мустафе Батдыеву. Это не просто смена первого лица в одной из республик, хотя обращает на себя внимание, что Дмитрий Медведев последовательно превращает замену губернаторов из крупного политического события в обычное и рутинное дело. Это еще и признак немаловажной тенденции в северокавказской политике Кремля.

С опорой на местные силы

Дилемма «репутация или эффективность» не нова для Северного Кавказа. В свое время Кремль сменил президента Дагестана Муху Алиева, который, с одной стороны, был известен как едва ли не единственный некоррумпированный дагестанский чиновник, а с другой — не обладал силой, которая требовалась для проведения сколько-нибудь внятной политики. Приход на президентскую должность Магомедсалама Магомедова, сына бывшего главы Дагестана Магомедали Магомедова, наблюдатели расценили как возвращение к власти одного из кланов. Но при новом президенте у властей республики стала появляться более или менее ясная программа действий.

Похоже, с Эбзеевым произошло нечто подобное. Он сменил Мустафу Батдыева, печально прославившегося тем, что его зять Али Каитов был осужден за убийство семерых бизнес-конкурентов. Батдыев, бежавший тогда из собственного кабинета от толпы родственниц убитых, досиживал свой президентский срок без надежды на продолжение политической карьеры. Назначение Эбзеева, в прошлом судьи Конституционного суда, далекого от противоречий республиканских кланов, стало одним из первых заметных кадровых решений Медведева — оно указывало, что Кремль готов убирать с губернаторских постов людей, открыто себя скомпрометировавших. Однако Эбзеев был вынужден иметь дело с теми же бюрократическими кланами, которые существовали в республике раньше. Из их состава привлекались новые управленцы за неимением иных. К тому же он втянулся в затяжной конфликт с черкесским меньшинством в республике. Назначив премьер-министром этнического грека Владимира Кайшева, Эбзеев получил волну протестов черкесов, привыкших, что по негласной этнической квоте на государственные должности этот пост должен был достаться представителю их народа. В конфликт в итоге вмешался полпред Александр Хлопонин, который прямо потребовал, чтобы на премьерскую должность был назначен черкес.

Новый президент Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов — классический северокавказский политик-бизнесмен-чиновник: депутат республиканского парламента, с молодых лет на руководящих должностях в госкомпаниях и одновременно при собственном бизнесе, в 28 лет начальник управления капитального строительства КЧР, а в 31 — глава регионального отделения «Справедливой России». Видимо, он близок не только к Ба