Нации не создаются толерантностью

Политика
«Эксперт» №9 (743) 7 марта 2011
Всплеск межэтнических столкновений в России связан не столько с недостатком толерантности, сколько со слабостью общенациональной российской идентичности
Нации не создаются толерантностью

Выступления на Манежной площади в декабре и последующие попытки националистических организаций устраивать разборки на улицах Москвы показали, что пренебрежение национальными проблемами может оказаться просто опасным для властей — потому что выяснение отношений с кавказцами грозило перерасти в выяснение отношений с властью. Именно ответом на эту угрозу сращивания национального и социального протеста стало заседание президиума Госсовета в Уфе 11 февраля, на котором было сказано: «Мы, все граждане России, являем собой российскую нацию, от гражданского единства которой во многом зависит наше будущее».

Основным инструментом укрепления российской нации признана толерантность. Проблема, однако, в том, что нации не создаются ни заявлениями, ни толерантностью. Нации основываются на базе общего для всех населяющих страну этносов видения будущего этой страны, общих символов, ценностей и исторического мифа в высоком смысле этого слова, то есть истории, передающей представление о месте нации в мире, о ее предназначении, о героях и героических событиях.

Два типа национализма

Такому пониманию нации противостоит этнический национализм, крайней формой которого является нацизм. Проявление этнического национализма со стороны большого этноса, какое, в частности, мы видели на Манежной площади, демонстрирует национальную фрустрацию и национальную слабость, недостойную великой нации. Проблема заключается в том, как из этого состояния выйти, потому что этнический национализм большого этноса в многонациональном государстве разрушает это государство.

Преданность символам, ценностям и историческим мифам называется в зависимости от их характера имперским или гражданским национализмом. Имперский (государственнический) национализм характерен для абсолютных монархий и авторитарных режимов и основывается на преданности этнических элит правящей династии или лидеру нации. Такой режим устойчив, пока монархический или авторитарный принцип правления признается подавляющим большинством элит, правящая династия или диктатор является общепризнанным символом нации, а история династии лежит в основании национального исторического мифа. Вот почему свержение монархии в России с неизбежностью привело к развалу страны. Чтобы создать новое государство — СССР, потребовались новые символы, ценности и исторические мифы.

Гражданский национализм отличается от имперского тем, что наряду с символами и мифами он опирается на демократические ценности, которые придают нации осознание своего великого исторического предназначения. Именно гражданский национализм создал современные государства и нации Европы и Северной Америки.

Достаточно вспомнить слова из Декларации независимости: «Все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью». И именно эти слова стали, в частности, идейной основой для преодоления самой острой проблемы США — расизма и дискриминации. Невозможно верить в эти принципы и придерживаться рас