Москва, 09.12.2016

Достопримечательное вместо

Общество Центр Москвы хотят объявить единым историческим памятником. Что надо сделать, чтобы он от этого не пострадал?
Фото: ИТАР-ТАСС
  1. Закат Одиссея
    Редакционная статья
  2. Зыбучая Ливия
    Операция в Джамахирии должна была вернуть европейским государствам влияние на страны Магриба. Однако результат может быть противоположным — дальнейшее ослабление политической роли Европы
  3. Особое немецкое мнение
    Германия категорически отказалась участвовать в военной акции против режима Каддафи. Реакция на это решение показала, что формирование новой политической культуры воссоединившейся страны еще не завершено, но уже пугает как соседей по Европе, так и многих в самой Германии
  4. Это чужая война
    Россия совершенно разумно дистанцировалась от ливийской гражданской войны. Так мы ничего не теряем, но многое можем приобрести
  1. Закат Одиссея
    Редакционная статья
  2. Зыбучая Ливия
    Операция в Джамахирии должна была вернуть европейским государствам влияние на страны Магриба. Однако результат может быть противоположным — дальнейшее ослабление политической роли Европы
  3. Особое немецкое мнение
    Германия категорически отказалась участвовать в военной акции против режима Каддафи. Реакция на это решение показала, что формирование новой политической культуры воссоединившейся страны еще не завершено, но уже пугает как соседей по Европе, так и многих в самой Германии
  4. Это чужая война
    Россия совершенно разумно дистанцировалась от ливийской гражданской войны. Так мы ничего не теряем, но многое можем приобрести

Инициатива объявить центр Москвы в пределах Садового кольца «достопримечательным местом», которую недавно обнародовал руководитель департамента культурного наследия Москвы Александр Кибовский, пока не оценена по достоинству — ни по смыслу, ни по возможным последствиям. А между тем впервые в московской истории с идеей поставить под охрану как исторический памятник весь городской центр выступает не общественность, а власть — в лице министра столичного правительства. И — как всегда в московской истории — от того, как будет реализована очередная градостроительная инициатива власти, зависит, уцелеет ли центр вообще.

Подобной «революции сверху» ревнители московской архитектуры и защитники памятников старины ждали лет сорок. В 1970-е, когда историки и краеведы познавали и формулировали закономерности многовекового развития московского центра как единого архитектурного ансамбля, предложение поставить его целиком под охрану выглядело мечтой, настолько это расходилось с задачами строителей «образцового коммунистического города». Утешительным призом для тогдашних градозащитников стали девять территориально разрозненных заповедных зон исторического центра. В 1980-е, когда общественность, и не только краеведческая, подняла голову, идея зазвучала всерьез, но социально-культурная повестка дня стремительно сменилась политической, а затем кризисно-экономической, и стало не до осмысленных градостроительных экспериментов. В 1990–2000-е идею создания охраняемого центра эксперты и защитники памятников высказывали скорее в порывах отчаяния, нежели с надеждой на воплощение — какая уж тут комплексная охрана, когда рушить стали «Военторг», гостиницу «Москва» и корпуса Средних торговых рядов на Красной площади!

В 2011 году Москва наконец услышала то, о чем мечтала в 1971-м. Если бы еще все исторические памятники столицы, исчезнувшие за эти сорок лет, были живы, цены бы не было инициативе Александра Кибовского. Впрочем, лучше поздно, чем никогда.

Градостроительная революция Сергея Собянина

Мартовские высказывания руководителя департамента культурного наследия, конечно, так и тянет увязать с градостроительными инициативами нового московского мэра Сергея Собянина. Он ведь тоже произносит такое, о чем не то что сорок лет, но и сорок недель назад можно было лишь мечтать. «Консервация» исторического центра, «фактический запрет» в нем нового строительства — это настоящая градостроительная революция, беспрецедентная в московской истории.

Понятно, что такие идеи власть выдвигает, что называется, не от хорошей жизни: безудержное развитие к концу 2000-х годов привело мегаполис на грань градостроительного, архитектурного и транспортного кризиса, если не коллапса. О сохранности памятников и исторической среды, коль скоро счет одной только эпохи «великой лужковской реконструкции» идет на сотни исчезнувших или полуразвалившихся старинных зданий (а сколько погибло до Лужкова!), нечего и вспоминать.

Предложения Александра Кибовского о комплексной охране исторического центра, конечно, укла


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
240 месяц
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт