О срочном разминировании

Разное

Находящийся ныне в Лондоне президент — точнее, уже экс-президент — Банка Москвы Бородин считает, что на нём опробован новый способ рейдерского захвата предприятий. При всём том, что громкие заявления опальных бизнесменов из Лондона воспринимаются уже почти так же, как «исследования британских учёных», в данном случае нет ни малейших оснований для недоверия. Бородин призывает «бизнес-сообщество обратить внимание на этот случай, который произошел у нас: следователь решил, что он может отстранить руководителя компании от должности». Банкира можно опровергать по частностям, но в главном он совершенно прав: случившееся действительно «открывает новый путь к захвату предприятий».

Тут, вероятно, уместен, как говорят в интернете, дисклеймер; вот он. Я отнюдь не хочу сказать, что Бородин весь в белом: что он кристально чистый президент безупречного банка; что его жутко обидели, заставив взять за принадлежавший ему пакет акций не полтора миллиарда, как он хотел, а всего лишь миллиард и сто миллионов долларов, и так далее. Выданный Банком Москвы фирме «Премьер Эстейт» кредит в 13 миллиардов рублей (деньги, только что внесённые в капитал банка московским правительством, через эту свежеиспечённую фирмёшку перешли, как говорят, на счета г-жи Батуриной) пахнет на редкость скверно, и я полагаю, что возбуждение уголовного дела по этому кредиту более чем оправданно. Я согласен с тем, что банк, по-прежнему играющий заметную роль в делах московского правительства, не должен оставаться в руках доверенного лужковско-батуринского соратника. Но я не думаю, что эти соображения позволяют забыть об элементарных приличиях.

Какую-то часть отклонений от высокого идеала, приключившихся в ходе делужковизации Банка Москвы, следует, по-видимому, признать неизбежной. Да, ради борьбы с коррупцией было бы гораздо уместнее не давать г-ну Бородину зелёного миллиарда отступных, а поподробнее расспросить его: а как он стал владельцем своего пакета акций? а точно ли он его владелец? а нет ли среди настоящих бенефициаров этого пакета каких-либо должностных лиц — например, из прежних обитателей мэрии? Но среди целого города домов со стеклянными стенами никто не станет швырять такой здоровенный камень — и пакет решили выкупать. Процедура выкупа получилась на редкость неизящной. Чуть ли не последней крупной сделкой, одобренной самим же Бородиным в кресле главы Банка Москвы, был кредит в 1,1 млрд долларов, выданный фирме г-на Юсуфова-младшего (сына экс-министра энергетики) наполовину под залог акций самого заёмщика, оценённых примерно вдесятеро выше цены, по которой Юсуфов год назад покупал эту фирму. Вот этими-то деньгами и уплачено за пакет. Конечно, всё это не слишком пристойно, но тут уж нечего нос воротить: а кто, по-вашему, должен был потратиться на более благовидный вариант выкупа?

А вот дальше дело пошло совсем грустно. В рамках уголовного дела по факту хищений в Банке Москвы следствие ходатайствовало о временном отстранении президента банка от должности — и судья Тверского суда Москвы