Вавилонская пашня

Культура
Москва, 18.04.2011
«Эксперт» №15 (749)
В прокат выходит долгожданная экранизация романа Виктора Пелевина «Generation П»

Фото: Архив пресс-службы

Что нужно для того, чтобы перенести на экран неэкранизируемую прозу, например, Виктора Пелевина, действие книг которого происходит не в человеческой вселенной, а в мире отвлеченных идей? Одно из двух: или быть гением (каковым автор фильма «Generation П» Виктор Гинзбург, очевидно, не является), или внимательно читать первоисточник. А прочитав его, усвоить главную мысль: реклама важнее рекламируемого продукта, образ предмета ценнее самого предмета. Гинзбург это понял. Недаром отнюдь не юный дебютант, несколько лет живший в США, раньше зарабатывал именно рекламой. Шум, который с разной степенью интенсивности поддерживается на протяжении, кажется, шести-семи лет, сам по себе должен быть признан шедевром. А фильм… Подумаешь, фильм!

В 1999-м, когда Пелевин написал «Generation П», его стратегия только-только формировалась. Он уже принял решение не давать интервью и не фотографироваться (хотя его снимок, безо всяких темных очков, красовался на обложке предыдущего романа, принесшего ему славу «Чапаева и Пустоты»), уйдя в духовную эмиграцию. За три года молчания, прошедшие с момента публикации «Чапаева…», из перспективного постмодерниста Пелевин превратился едва ли не в мессию и уж точно — в гуру. «Generation П» и обманул всеобщие ожидания, и превзошел их: это был не урок мудрости, но актуальный и острый сатирический роман. Итог 1990-х и приговор им. Именно там Пелевин выработал формулу, от которой впоследствии не отступал: удобрять широкое русское поле мифологическими смыслами — в том случае ассирийско-вавилонскими. Всходы не заставили себя ждать. Тиражи росли, и вскоре писатель заключил контракт с крупнейшим издательством, обещав за немаленький гонорар поставлять новые тексты ежегодно. А еще продал права на экранизацию «Generation П». На этом роль Пелевина в киноистории заканчивается.

Если до сих пор можно было ломать голову над причинами, вынудившими режиссера Гинзбурга так долго выращивать посеянные Пелевиным семена, то после просмотра фильма все вопросы исчезнут сами собой. В картину вложены немаленькие деньги. В ней много матерной лексики и компьютерной графики. В главных и второстепенных ролях засветились все вечно модные герои столичных тусовок — Иван Охлобыстин и Сергей Шнуров, Рената Литвинова и Андрей Васильев… Встречаются и артисты: Михаил Ефремов местами по-хорошему смешон, а избранный на главную роль Владимир Епифанцев наконец-то не пытается изображать супермена. В глазах пестрит от рекламных брендов, и это можно воспринимать как пародию на неумеренный product placement современного российского кино, хотя продюсеры вряд ли упустили возможность пополнить бюджет за счет такого ненавязчивого глумления.

И все это не сработало. Совсем. Режиссер так старался собрать коллектив знаменитостей, так тщательно учил с ними наизусть пелевинские каламбуры, так долго договаривался с производителями сигарет, пива и газировки, что у него попросту не хватило времени на какое-либо осмысление текста. Роман Пелевина был глобальной метафорой. Фильм Гинзбурга — безз

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (749) 18 апреля 2011
    Энергомашиностроение
    Содержание:
    Против турбин с иероглифами

    Заявленная российским премьер-министром Владимиром Путиным протекционистская программа в отношении российского энергомашиностроения направлена в первую очередь против импорта китайских турбин и трансформаторов

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама