Как спасти Москву

Общество Первые шаги на пути превращения Москвы в комфортный город: отказ от строительства многоэтажек на периферии, развитие общественного транспорта, ликвидация бесплатных стоянок в центре, создание общественных зон
Фото: Александр Сидоров

Последний год правления Юрия Лужкова был отмечен бурными дискуссиями по поводу нового Генплана. Но Генплан был лишь поводом. Несогласие вызывала вся градостроительная политика, нацеленная на зарабатывание денег за счет ухудшения качества среды обитания. При этом ситуация в чем-то оказалась даже комфортной: противник прогресса и виновник многих бед был налицо.

Появление нового мэра вызвало разнообразные эмоции. С одной стороны, Сергей Собянин говорит правильные слова, которые от его предшественника услышать было невозможно. Новый мэр взялся за разгребание авгиевых конюшен (ограничил строительство в центре, начал пересмотр инвестиционных контрактов, интенсифицировал строительство метро и дорог и проч.), что тоже добавило ему очков. С другой стороны, совершенно непонятно, как далеко новый мэр намерен (и сможет) продвинуться на пути от слов к делам. Его команда, похоже, еще только разбирается в ворохе проблем и потому не раскрывает своих планов и не дает никаких временных ориентиров грядущих перемен.

Один из главных промежуточных итогов деятельности Собянина в том, что дискуссии о новой стратегии развития Москвы пока не получается.

Журнал «Эксперт» обсудил возможное развитие столицы с тремя известными специалистами, которые с разных сторон смотрят на город: генеральным директором компании «Градостроительные реформы» Александром Высоковским (градостроительство, территориальное планирование), деканом факультета государственного управления Академии народного хозяйства при Правительстве РФ Сергеем Зуевым (социальная, культурная, инновационная политика) и научным руководителем НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаилом Блинкиным (транспорт, урбанистика).

Богатый город, скользящий по наклонной

Десять лет назад москвичи говорили: «Как Москва похорошела! Город стал чище, появилась подсветка зданий». Спустя пять лет разговоры стали уже другими: «Жить в городе неудобно. Пробки замучили. Плохая экология». Последние два-три года в частных разговорах все чаще ставится исключительно негативный диагноз: «Город испорчен. Москва непригодна для жизни. Здесь можно только зарабатывать, а детей отсюда надо увозить». Что же произошло с Москвой в последние годы? Насколько оправданно катастрофическое восприятие Москвы?

Александр Высоковский: Если рассматривать мегаполисы мира, то по истраченным за последние двадцать лет средствам Москва среди лидеров. Но вместе с инвестициями нарастали противоречия, которые разрушительны по своей природе. Так, в Москве закрылись все заводы, остановилось литейное производство, но экология стала только хуже. От промышленности освобождаются огромные площади, но количество рекреационных территорий не растет. Еще одно чудовищное противоречие — несбалансированность вкладов бюджетных денег и частных инвестиций. Яркий пример — Москва-Сити. Комплекс не может нормально функционировать, потому что частные инвестиции не сопровождались мощной муниципальной программой развития инфраструктуры. Теперь Москва-Сити стоит как декорация, омертвлены огромн