Москва, 05.12.2016

Прелюдия к шоку

Экономика и финансы К середине 1980-х советская экономика растеряла динамизм и эффективность, но сохраняла приемлемую внешнюю и внутреннюю сбалансированность. Решения 1985–1988 годов не оставили от этой сбалансированности и следа, сделав неизбежной гиперинфляцию и резкое падение реальных доходов граждан
Рисунок: Игорь Шапошников
  1. Не упустите шанс
    Редакционная статья
  2. Прорыв по центру
    Стратегическая ставка на развитие партнерства среднего бизнеса и государства должна преобразить страну и экономически, и политически
  1. Не упустите шанс
    Редакционная статья
  2. Прорыв по центру
    Стратегическая ставка на развитие партнерства среднего бизнеса и государства должна преобразить страну и экономически, и политически

В апреле исполнилось двадцать лет с тех пор, как потребительские цены — тогда еще в СССР — снялись с якоря, и их прирост, пульсируя от экстремальных до вполне умеренных уровней и обратно, никогда уже не был ниже 8% годовых. Бурный старт весны 1991 года сформировал особый российский феномен — высокую инфляционную инерцию, делающую борьбу с инфляцией традиционными методами весьма затруднительной.

Хотели как лучше

Две вещи, предпринятые руководителями страны из самых лучших побуждений, привели к коллапсу потребительского рынка и в конечном счете — к катастрофе 1991 года. Это кампания по борьбе с пьянством 1985–1987 годов и начавшийся в 1988 году перевод предприятий на полный хозрасчет, предоставлявший директорам и трудовым коллективам право использовать значительную часть прибыли фактически по собственному усмотрению.

По первому пункту довольно быстро выяснилось, что пьянство было неотъемлемым элементом построенного развитого социализма. И вовсе даже не с бытовой точки зрения, а с самой что ни на есть экономической. Производительность освобожденного от капиталистической эксплуатации труда была столь катастрофически низкой, что оплачивать его можно было лишь сильно подакцизным товаром, каковым и была водка. Отказ от этого дал старт разбалансированию потребительского рынка.

Второй пункт — установление в 1988 году нормативов распределения прибыли предприятий без изъятия ее свободного остатка в бюджет — этот дисбаланс усилил в разы. Хотя фонды экономического стимулирования предназначались не только на выплату премий и бонусов, но и на техническое развитие и модернизацию предприятий, включая НИОКР, все «наемные работники» очень быстро смекнули, что, в сущности, они получили право устанавливать зарплату самим себе. Доля прибыли, направляемой в фонды экономического стимулирования, выросла в 1988 году скачком с 16 до 41% (а к 1990-му — до 49%). Именно после 1988 года начался взрывной рост номинальных денежных доходов (см. график 1).

Перед глазами был опыт Венгрии и Югославии, пустившихся в подобные эксперименты по введению элементов рынка в социалистическое хозяйство десятилетием раньше и уже к началу 1980‑х получивших по полной программе, кто в виде дефицитов и дисбалансов, а кто и в виде открытой и весьма бодрой инфляции. Однако с началом перестройки опыт этих стран широко пропагандировался как позитивный и достойный воспроизведения. И действительно, уровень жизни там был повыше, чем в СССР.

Революция как инструмент девальвации

Егор Гайдар в последние годы жизни продвигал взгляд на революции как на своеобразный способ адаптации национальных хозяйств к изменчивым внешнеэкономическим условиям. Одна из глав его труда «Гибель империи» так и называется: «Политическая экономия внешних шоков». По этой версии, причиной нарастания давления в общественном котле с вероятностью его последующего взрыва становится резкое ухудшение условий торговли (terms of trade — соотношение индексов цен экспорта и импорта для конкретной страны). Причем экономика по каким-то структур

Лишние деньги у населения - результат а) антиалкогольной компании и б) предоставления предприятиям права распоряжаться прибылью
Внешнеторговый шок, пережитый СССР во второй половине 80-х, был не таким уж мощным в историческом контексте
Имопрт зерновых СССР в 1986-1987 гг сократился, но не из-за нехватки валюты, а благодаря приличным урожаям
Несмотря на падение цен нефти, дефицита торгового баланса во второй половине 80-х сначала не было. Он возник только с провалом экспорта в страны СЭВа
Продажи населению товаров в 1988-1989 гг. росли за счет свертывания антиалкогольной компании, ползучего повышения цен и вымывания запасов в торговле


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
240 месяц
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт