Мне знакомы эти песни

Книги
«Эксперт» №22 (756) 6 июня 2011
Мне знакомы эти песни

Новый Фигль несколько разочаровал. Сюжет, в центре которого кино, сильно запутан и разрешается довольно нелепо. И если в кино нелепость играет пестротой зримых образов, то словам нечем прикрыться, они так и стоят голые, как забытые после нового года елочки на балконе. Остается юмор — убийственно высокомерная интонация bons mots становится визитной карточкой автора. Но что такое смех без причины, как не признак бессилия? Однако, по иронии, именно «Фильмы», а не «Щастье» вошли в шорт-лист Нацбеста и едва не угодили в список «Большой книги»…

Роман не претендует на социальную панораму, на антиутопию и даже на портрет «страны Петербург». Он не претендует вообще ни на что, кроме истории из тех, которые развивают за столом, чтобы позабавить сотрапезников. Автор берет пять рассказчиков-масок и, не особо напрягаясь, строит из них пирамиду сюжета, на вершине которой царит некая Принцесса, в чьи уста он вкладывает собственные реплики. Время от времени автор обращает внимание на строчку из новостей, и тогда один из героев едет в лагерь для наркоманов на принудительное лечение, где оказывается рота девиц, призванных в армейский бордель… Кто-то из второстепенных лиц оказывается неонацистом, а кто-то, наоборот, оказывается неонацистами убит. Фельетон, да и только.

Чтобы свести концы с концами, Фигль выдумывает и вовсе нелепый ход: один из персонажей заказывает другого третьему, а тот по ошибке убивает четвертого — и все на базе шпионских дел. Шпионская линия рушится с полупинка и не выдерживает критики. Ну что за детский сад? Какая Контора? Какие агенты влияния? Через строчку высмеивая постмодернизм, автор создает текст, который невозможно воспринимать иначе, чем постмодернистский; в другом ключе — вовсе несерьезно. Но чувство юмора у него отменное. Давно так не смеялась.

Фигль-Мигль. Ты так любишь эти фильмы. Роман. — СПб.: Лимбус Пресс, Издательство К. Тублина, 2011. — 352 с. Тираж 3000 экз.