Без оглядки

Культура
«Эксперт» №24 (758) 20 июня 2011
Испанец Начо Дуато претендует на роль главного русского хореографа
Без оглядки

В этом сезоне обе российские столицы выстрелили балетами Ноймайера, Прельжокажа, Форсайта, Килиана, Эло, Макгрегора. И сложно даже представить, что всего два года назад, когда Начо Дуато выпустил в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко свою первую премьеру, живых и здоровых западных хореографов-классиков у нас все еще нельзя было встретить днем с огнем. Тогдашний триумф его Na Floresta был зримым аргументом: современный балет может быть жанром и высоколобым, и модным одновременно, при этом обеспечивая пресловутую кассу не хуже «Лебединого озера».

Неудивительно, что испанский классик оказался объектом желания всех ведущих отечественных балетных компаний: о сотрудничестве с ним мгновенно заговорили Мариинский и Большой. Но всех обскакал петербургский Михайловский театр — он заполучил Начо Дуато в худруки балета, когда тот после конфликта с испанскими властями внезапно прервал свой долголетний контракт в Мадриде. Этот альянс выглядит экстравагантным: наш балет не знал варягов со времен француза Мариуса Петипа, покинувшего труппу Мариинского театра в 1904 году, а стиль Дуато, балансирующий на грани неоклассики и модерна, кажется чужеродным духу и интерьерам бывшего императорского театра. Но 54-летний хореограф полон решимости доказать, что его слишком рано списывать со счетов. За последние полгода он показал в Москве и Петербурге пять премьер, из них две — мировые, впереди еще два спектакля, которые привезет на Чеховский фестиваль его бывшая труппа Compañía Nacional de Danza de España.

Перед мировой премьерой одноактного балета «Прелюдия», в котором пуантовый танец соединен с босоногим, Начо Дуато рассказал «Эксперту», почему не видит разницы между классикой и модерном.

Вы всегда работаете настолько интенсивно?

— Да, мой обычный график — две, иногда три мировые премьеры в год и семь-восемь возобновлений и переносов. В общем, выходит около десяти балетов.

Вы говорили, что не любите работать как приглашенный хореограф в чужих компаниях, потому что хореография должна сесть на исполнителя, точно как платье. Артисты Михайловского театра уже стали вам родными? Что их отличает от тех танцовщиков, с которыми вы работали раньше?

— Пять месяцев не такой большой срок, но за это время мы, безусловно, смогли лучше узнать друг друга. Я почувствовал, кто открыт новому опыту, кто нет. И сейчас уже вижу: мы не ставим эксперимент, а присутствуем при реальных событиях. Своим последним балетом «Прелюдия» я особенно хотел показать, что классика и современный танец не так далеки друг от друга. Самое главное — создавать качественный современный продукт.

Как, вы считаете, будет развиваться хореография? Сохранится ли разница между классическим балетом и современным танцем?

— Я не гадалка и не экстрасенс, я не знаю о будущем. Я занят сегодняшним днем и вижу, какие потребности есть сейчас. Прежде всего это адекватное сочетание классического и современного танца. Балет не замороженный цыпленок, которого можно положить в морозилку, достат