Деловая конъюнктура

«Эксперт» №24 (758) 20 июня 2011
Услуги и торговля снова становятся главными драйверами роста; Жилищная инфляция опередила потребительскую

В мае показатели роста промышленного производства, по-видимому, оказались чуть повыше апрельских, однако, учитывая не исключаемую до конца календарную специфику этого месяца с двумя дополнительными выходными, пожалуй, можно констатировать лишь общую тенденцию последних месяцев. А она заключается в том, что динамика промышленности — как в целом, так и обрабатывающей — заметно притормозила по сравнению с тем, что наблюдалось в предыдущие полгода. Темп прироста индекса промышленного производства в апреле-мае снизился примерно до 2,5% годовых, обрабатывающих секторов — до менее 1%.

По-видимому, объяснение этого замедления кроется в охлаждении мировой конъюнктуры, которое отмечается с конца марта и ведет к снижению спроса на российскую экспортную промышленную продукцию. В апреле (за который есть последние данные по внешней торговле) по сравнению с мартом снижался экспорт черных и цветных металлов, древесины и целлюлозно-бумажных изделий, сельхозсырья и продовольствия и практически остановился его рост для химической продукции и газа.

Исчерпан ли потенциал восстановительного роста в промышленности? Индексы промышленного производства в целом и обрабатывающих производств в частности хотя и превысили свои среднегодовые уровни 2008 года, но пока еще не дотягивают до предкризисных пиков: общий чуть-чуть, обрабатывающих производств — около 5%.

Между тем, согласно опубликованным на неделе расчетам ВВП в январе-марте, именно обрабатывающей промышленности принадлежал основной вклад в его рост как в последнем квартале прошлого, так и в первом нынешнего года. На нее пришлось свыше половины вклада в общее увеличение валовой добавленной стоимости. То, что рост ВВП в послекризисный период в значительной мере опирался на восстановление обрабатывающих производств, коренным образом отличает его структуру от докризисной, и заодно объясняет, почему нынешние его темпы существенно ниже.

Причина различий с докризисным периодом в очень высоком вкладе, который с конца 2005 года вносили в рост ВВП внутренне ориентированные сектора — строительство и сфера услуг, главным образом торговля и финансы. Они следовали за быстрым, сильно опережающим ВВП ростом потребления и строительства жилых и торговых площадей. На поверхности могло показаться, что дело в ценах нефти, но это не совсем так. Сверхдоходы от нефти более-менее аккуратно выталкивались в рост международных резервов, а «двигателем роста» стало быстрое расширение внешней задолженности.

Нынешний рост (во всяком случае до конца первого квартала этого года) был явно не «пузырным» и уже поэтому вдвое более медленным. К снижению против докризисного привело сокращение вклада или даже снижения роли торговли, финансовых и иных услуг, а также строительства, тогда как вклад восстановительного роста обрабатывающей промышленности заметно увеличился. Как будет дальше — сказать сложно. По первым данным, основанным на опросах, с апреля этого года могло произойти зеркальное изменение драйверов роста — вклад услуг начал стремительно набирать,