Фургоны поданы

На улице Правды
«Эксперт» №24 (758) 20 июня 2011
Фургоны поданы

В период экономического бума, т. е. вплоть до середины 2008 г., непримиримо прозападная оппозиция возлагала главные надежды на то, что когда-то же должен настать экономический спад, а российский экспорт — обвалиться. Буквально и публично сообщалось, что с нефтегазовыми ценами В. В. Путину ворожит сам черт, но поскольку услуги черта известно чем кончаются (причем, как правило, еще на этом свете), падение углеводородных цен неминуемо означает падение режима. О чем вслух и без особого стеснения и возносились горячие молитвы.

С наступлением кризиса 2008 г. выяснилось, что то ли черт по-прежнему ворожит, то ли вообще не пойми кто, но падение цены на баррель нефти до намеченной контрольной цифры ожидаемого действия не произвело. Корпоративные и частные банкротства, падение производства, рост безработицы, девальвация рубля — все это очевидным образом не увеличивало любовь граждан к власти (такие тяготы ее нигде в мире не увеличивают), но, однако же, и не привело к такому росту протестных настроений, который всерьез угрожал бы обрушением status quo. Более того, не случилось и существенного роста популярности непримиримо прозападной оппозиции. Подняться над гранью статпогрешности так и не удалось.

Понятно, что и этому поведению загадочной русской души тут же было придумано множество объяснений. Например, укрепилось учение о колоссальной зомбирующей силе метровых телеканалов, благодаря которой рядовой человек живет в мире иллюзий и, не понимая природу своих проблем, в упор не видит, что свобода, представленная в лице сказанной оппозиции, все эти проблемы разрешит.

В качестве самоутешения это, возможно, годилось, но лишь частичного. В реальности получилась серьезная ломка сознания. Выяснилось, что в результате действия одних только обезличенных экономических факторов режим не падает и надо его целенаправленно ронять. Делать это посредством хождения в народ большой охоты не было, тем более что и народ en masse довольно неправильный; переходить к народовольческим методам хотелось еще менее, смириться со своей невостребованностью и удалиться от дел тоже не хотелось. При последовательном исключении всех перечисленных вариантов единственное, что остается, — прибегать к содействию внешних сил. Так поступает всякий Кориолан, зовись он хоть В. И. Лениным, хоть М. М. Касьяновым, хоть В. А. Рыжковым.

Наиболее эффективным методом такого содействия в нынешнюю мирную эпоху считается режим индивидуальных санкций, который предполагает запрет на въезд в страну, налагающую санкции и арест имущества, находящегося на территории этой страны. Несокрушимая вера в безусловную эффективность таких санкций покоится на констатации двух фактов: а) иные граждане РФ весьма богаты, имеют заграничные активы и много времени проводят за рубежом, наслаждаясь жизнью; б) иные официальные агенты российского государства нам чрезвычайно неприятны, и мы желаем их покарать, чтобы впредь они во избежание санкций исполняли не волю своего правительства и не свою волю, но только волю стороны, налагающе

*Жребий брошен (лат.).