Аморальный урок «морального риск

Русский бизнес
«Эксперт» №27 (761) 11 июля 2011

Первого июля ЦБ проинформировал о принятом решении предоставить через агентство по страхованию вкладов на санацию Банка Москвы фактически беспроцентного кредита в 295 млрд рублей в дополнение к примерно 100 млрд, которые будут дополнительно инвестированы структурами главного акционера банка — ВТБ. Это самое крупное в российской истории банковское «спасение» — до этого кейса пальму первенства удерживал банк «КИТ Финанс», санация которого потянула пока (она еще не закончена) на 135 млрд рублей.

Недавно назначенный председателем наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин озвучил потенциальную сумму «токсичных активов» Банка Москвы в 360 млрд рублей. Из них 1 июля не обслуживалось ссуд примерно на 60 млрд рублей, а подсчитанные убытки от потерь процентных доходов и списаний до конца года составят не менее 150 млрд.

Как могла образоваться столь большая дыра в балансе, которую не заметили ни надзорные органы, ни старые, а с февраля нынешнего года, после того как доля правительства Москвы (по последним данным на 30 сентября прошлого года, это 46,48%) перешла в собственность ВТБ, и новые акционеры? До судебных решений, а таковые, как можно предположить, последуют, воздержимся от обвинений в чей-либо адрес, однако похоже, что мы столкнулись здесь с классическим случаем «морального риска», который герой Майкла Дугласа во втором «Уолл-стрите» определяет весьма простым и понятным образом: это когда кто-то берет ваши деньги, ни за что ни перед кем не отвечая.

Интереснее два других момента. Теоретически по схеме, использованной в Банке Москвы, можно «уложить» любой банк, особенно государственный, вплоть до самых системообразующих. Похоже, противоядие от этих схем, по которым под сурдинку кризиса уже «ложились» достаточно крупные банки, до сих пор так и не выработано. И совершенно не очевидно, спасет ли от этого рассматриваемый как панацея переход на МСФО и затем Базель-3.

И второе. Насколько обоснованна принятая схема спасения банка, при которой ЦБ оказался в очередной раз нагружен не свойственными ему, исходя из принципа независимости денежной власти, бюджетными функциями? Понятно, что такой вариант, дающий банку «заработать» полтораста миллиардов рублей «бумажной» прибыли, юридически проще, поскольку не требует внесения поправок в бюджет через Госдуму.

Эмиссионные и инфляционные последствия тоже могут оказаться несущественными, поскольку деньги предоставляются на возвратной основе. Фактически может оказаться так, что они и будут почти полностью предоставлены из бюджета, если выделенный кредит будет размещен в госбумагах и Минфин начислит их в виде процентов, которые потом в свою очередь недополучены им в виде прибыли ЦБ. Тут возникает еще один деликатный вопрос, в какой мере оправданы такие бюджетные «подарки» акционерам банка, и остается только надеяться, что правительство сможет когда-нибудь отыграть расходы на росте курсовой стоимости акций ВТБ, который оно в перспективе сможет приватизировать.