Старый новый лук

Культура
«Эксперт» №27 (761) 11 июля 2011
В столичном Мультимедиа Арт Музее открывается выставка работ из коллекции Франца Кристиана Гундлаха, где будут показаны более 150 фотографий лучших фэшн-фотографов мира
Старый новый лук

Немец Франц Кристиан Гундлах сам по себе большой авторитет в модной фотографии. Он снимал самых красивых немецких девушек 1950–1970-х, и его черно-белые снимки, безусловно, образцы высокого стиля, всеми уважаемая олд скул. Безупречно выстроенная композиция, острый ракурс, скульптурная светотень — в эпоху хипстерских луков покрытые благородной патиной времени серебряно-желатиновые снимки уже выглядят как картины Рембрандта.

Фотографическая съемка не была для Гундлаха единственным применением его талантов. И в то же время фотография, безусловно, стала делом всей его жизни, не зря в одной из статей Гундлаха назвали «мистером Фотография». Галерист, коллекционер, бизнесмен, куратор — далеко не полный список его занятий. В 1975 году он одним из первых открыл галерею, торгующую исключительно фотографией, где выставлялись гранды модной фотографии: Ричард Аведон и Ирвинг Пенн, певец смерти Джоэль-Питер Уиткин, гей-икона Роберт Мепплторп, исследовательница андерграунда Нан Голдин. За 20 лет работы в галерее прошло более 100 выставок. Постепенно у Гундлаха собралась огромная коллекция, которой хватило, как оказалось, на целый музей — в 2003 году он основал Дом фотографии в Гамбурге, где и хранится основная часть собрания. Большую часть коллекции, берущей начало в 1900 году, составляет модная фотография. И даже по небольшому срезу, привезенному в Москву, можно воссоздать историю этого занимательного жанра.

Фэшн-фотография зародилась в лоне модных журналов: Harper’s Bazaar появился в 1867 году, а Vogue — в 1892-м. Быстро перейдя рубеж исключительно практического применения, а именно показа одежды, коммерческая фотография довольно скоро стала площадкой для экспериментов. Уже в 20–30-х годах XX века модные фотографы явно следовали за «высоким» искусством, экспериментировали с авангардом, ар-деко, затем с сюрреализмом. В определенный момент жанр достиг состояния, когда, по словам Ролана Барта, «изображается именно женщина, а не одежда». Портрет начал переигрывать узкое предназначение модной фотографии.

Одним из пионеров модного фото был Жорж Гойнинген-Гюне. Немецкий барон родился в России, во время революции эмигрировал в Лондон, снимал для французского Vogue. Потом уехал в Америку, где работал для Harper’s Bazaar. Он долгое время был законодателем стиля, транслировавшего обаяние буржуазии — исключительную элегантность и шик. Его гламурные дивы 1930-х абсолютно безупречны в своей аристократичной красоте, задрапированы изысканными складками элегантных платьев, подобно древнегреческим богиням. Стилистика Гойнинген-Гюне слегка отдавала французским символизмом, чуть наивным, но в то же время придававшим моделям аристократизм. На одной из фотографий простая девушка видит в стеклянном шаре свое отражение в образе прекрасной дамы из кино. Сказка о Золушке, может, и банальный сюжет, зато снят безупречно. Эстет Хорст П. Хорст явно подсмотрел у своего возлюбленного этот стиль утонченной неги. Среди экспонатов выставки есть и снимок самого Хорста — совсем юного и полуобнаж