Инженеры X-лучей

Наука и технологии
«Эксперт» №28 (762) 18 июля 2011
Российская компания вошла в число ведущих мировых производителей комплектующих для рентгеновской техники. Чтобы выйти на мировой рынок уже с конечными системами, частному бизнесу нужна грамотная политика государства в сфере модернизации отечественного здравоохранения
Инженеры X-лучей

Петербургская компания «Электрон» аккумулировала сильные стороны научно-инженерных школ сразу нескольких оборонных предприятий Ленинграда, в том числе знаменитого ЛОМО. Через пятнадцать лет после развала Союза компания сумела капитализировать на мировом рынке уникальные компетенции советских «оборонных» инженеров и вошла в первую десятку поставщиков компонентов для медицинской рентгеновской техники. Тем самым «Электрон» получил доступ к технологиям других ведущих мировых производителей комплектующих, которыми компания не обладала и вряд ли когда-нибудь смогла бы создать их сама. Теперь «Электрон» может делать самые технически сложные системы в своей области.

Сейчас компания готова интегрировать в эти системы собственную инновацию. За счет этого у «Электрона» появляется шанс подняться на высший уровень в иерархии мирового медицинского хайтека — встать в один ряд с Siemens, General Electric и Philips.

Кино для врачей

Компания «Электрон» начиналась в 1989 году с трех энтузиастов, которых Михаил Элинсон, в то время начальник лаборатории комплексных систем ЛОМО, зажег идеей создать систему визуализации изображения для эндоскопов — видеоприставку, которая позволила бы врачам-эндоскопистам изучать внутренности пациента на экране телевизора вместо того, чтобы, прищурив один глаз, разглядывать их через окуляр эндоскопического шланга. Энтузиасты организовали кооператив и начали реализовывать свою задумку на кухне, в свободное от основной работы время.

Компетенций оптиков, электронщиков и механиков, занимавшихся на ЛОМО видеосистемами, с лихвой хватило на то, чтобы сделать первую в Советском Союзе компактную эндоскопическую видеокамеру, источник света, телевизионный приемник и специальный видеомагнитофон для записи исследования. Позже инноваторы разработали еще и набор адаптеров, чтобы их приставку-визуализатор можно было использовать с эндоскопами разных фирм (эндоскопы в советских больницах были почти все импортные) — так система стала универсальной.

Продукт пошел на ура. «Мы были пионерами в области визуализации эндоскопических изображений и вообще во внедрении этой методики», — вспоминает Михаил Элинсон, генеральный директор «Электрона».

В 1991 году, когда в медицину пришла лапароскопия (в отличие от травматичных полостных операций новая технология позволяла добраться до любого органа через маленькие надрезы), электроновцы «отелевизионили» и ее — в российских больницах появилось несколько тысяч лапароскопических стоек.

К тому времени коллектив «Электрона» разросся до сорока человек. «У нас тогда не было ни достаточных предпринимательских навыков, ни должного уровня менеджмента, но, несмотря на это, тот период был очень продуктивным, — вспоминает Александр Элинсон, главный исполнительный директор компании. — Главврачам было интересно осваивать и развивать новые технологии лечения, они охотно шли на контакт. При этом у них были развязаны руки — здравоохранение не было так зарегулировано, как сейчас. Поэтому очень многое делалось на энтузиазме — энтузиазме