Числители и знаменатели

На улице Правды
Москва, 25.07.2011
«Эксперт» №29 (763)

Фото: РИА Новости

Природу устойчивости нынешнего политического режима, устойчивости вопреки его вполне очевидным и многочисленным изъянам, легче понять, если вспомнить почтенной давности религиозно-моральное учение о дробях. Смысл которого в том, что в силу большого разнообразия людских натур оценка добрых и дурных дел по абсолюту является недостаточной. Не менее важным является показатель в виде дроби, где в числителе дела, а в знаменателе претензии. Формулировки этого дробного деления разнообразны, включая чисто арифметическую у гр. Л. Н. Толстого о том, что у человека в числителе то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает, но в принципе соотнесение деяния с деятелем считается общепринятым и в праве, и в этике, и даже в бытовой прагматике. Чисто прейскурантный способ «содеял — получи — распишись» оказывается не всегда и не в полной мере приемлем.

Одно из проявлений такой арифметики — столь удручающая наших непримиримых оппозиционеров диспропорция между достаточно спокойным отношением, допустим, к властному вранью и властным софизмам и более придирчивым отношением к оппозиционному вранью и оппозиционным софизмам. Если считать только числители без знаменателей, пристрастная несправедливость очевидна. В одном случае не более чем «Свисти, свисти, приятно слушать», в другом — прямое «Вы оскорбляете мой разум».

Однако разница делается более объяснимой при сличении знаменателей. В первой речевой ситуации знаменатель довольно невелик и сводится к тому, чтобы, когда оратор вещает для разгулки времени, не кидать в него плодами и бытовыми предметами. «Не любо — не слушай, а врать не мешай». И в самом деле, не очень понятно, зачем мешать. Одной из существенных черт не только буржуазной (это-то давно известно), но также, как выясняется, и суверенной демократии является бессмысленная риторика начальствующих лиц, которая, не будучи ни морем, ни печкой, ни чумой, не волнует, не греет, не заражает. Если бы кто, прослушав начальствующего ритора, стал петь гимны, бодро маршировать и топотать, возлагать себя на алтарь отечества etc., все, включая самого ритора, чрезвычайно бы удивились.

По большому счету, это, возможно, и не очень хорошо, когда начальство делает вид, что зажигает сердца, а народ не препятствует такому мимесису, но лучше такой ритуал общественного спокойствия, чем бурные потрясения, тем более что при произнесении ритуальных речей никто никого особо не обманывает. Вся властная риторика, по сути, сводится к вопросу, есть ли желание вновь пережить увлекательные приключения, а народное попустительство риторике эквивалентно ответу, что большого желания, в общем-то, нет. Не слишком величаво и не слишком возвышенно, но нас учили, что сознательные граждане должны руководствоваться не мифами и горячечными воззваниями, но своими насущными интересами. И что же делать, если таковым интересом пока что считается избегание новых приключений? Власть не слишком много судит, но и не слишком много врет, а подданные от нее не слишком много ждут. Частное, по

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (763) 25 июля 2011
    Медиаскандал
    Содержание:
    Империя под ударом

    Медийный скандал в Британии ставит вопросы об отношениях СМИ, политики и общества, причем не только на Британских островах, но и за их пределами

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама