Выберем умом

Политика
«Эксперт» №32 (765) 15 августа 2011
Грядущие выборы будут проще предыдущих, потому что решения глобальных вопросов от них никто не ждет. Грядущие выборы будут сложнее, потому что российский политический класс не сталкивался в своей истории с такими вызовами, с какими сталкивается сейчас
Выберем умом

Если не считать медленного снижения рейтингов президента, премьера и «Единой России» и ощущения столь же медленного нарастания недовольства избирателей, у нас не происходит ничего экстраординарного. Кризис 2008-го стал забываться, есть небольшой экономический рост и довольно заметный рост реальных доходов населения (4,2% в 2010 году), правда, доходы растут благодаря повышению пенсий и зарплат в бюджетном секторе, в частной экономике зарплаты, наоборот, снижаются. Серьезных внутриполитических конфликтов нет — в отличие, например, от 2003 года, когда думские выборы прошли на фоне конфликта между Кремлем и Ходорковским. Президентские выборы не сулят опасного процесса передачи власти, как в 2008-м: либо президентом останется Дмитрий Медведев, либо в Кремль вернется Владимир Путин. Есть сторонники того или иного варианта, но риска дестабилизации их спор не несет. Нет конфликтов и во внешней политике. Прошлые думские выборы проходили на фоне испортившихся отношений с Западом, сейчас отношения с США в основном партнерские, а Евросоюзу откровенно не до российских дел.

Следует признать, что все игроки проснулись до неприличия поздно. Подготовка к выборам началась не раньше мая и сразу в авральном порядке. Владимир Путин на грани экспромта объявил о создании Объединенного народного фронта и Агентства стратегических инициатив. Михаил Прохоров согласился возглавить «Правое дело» в мае — это вернуло партию в политический расклад, но случилось практически в последний момент.

Называя вещи своими именами — политическая работа в три посткризисных года была провалена. «Единой России» удавалось поддерживать высокие результаты на региональных выборах, и это лишило ее всякой мотивации к изменениям или к простой активности. Практически все темы, обсуждавшиеся в обществе, от роста тарифов до реформы здравоохранения, партия игнорировала. Другие парламентские партии сумели оказать сопротивление административной экспансии ЕР после скандальных выборов в Мосгордуму в октябре 2009 года, но весьма вяло боролись за укрепление собственных позиций, сосредоточившись на сохранении уже достигнутого. Исключением были коммунисты, которые научились добиваться успеха на муниципальном и иногда региональном уровне за счет хорошей работы с местной повесткой дня и налаживанием эффективного контроля за избирательными процедурами. Успешны оказались и некоторые региональные отделения «Справедливой России», например в Курске. Но на федеральном уровне региональные и муниципальные бури никак не отражались. Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский повторяли одни и те же слова, обновления руководства их партий не происходило, Сергей Миронов и федеральное руководство СР эволюционировали только в сторону ужесточения критики ЕР, за что лидер эсеров в итоге поплатился креслом председателя Совета Федерации.

Инерция была сломана не политическим классом, а избирателями. Многочисленные случаи неполитических протестов — из-за убийства болельщиков Юрия Волкова и Егора Свиридова в Москве и студента Максима Сы