Возможность избранности

Книги
«Эксперт» №35 (768) 5 сентября 2011
Возможность избранности

Новый роман Владимира Маканина «Две сестры и Кандинский» уже вызвал некоторое подобие общественной дискуссии. Критики сразу обозначили тему  «Стукачи и стукачество». И как-то напряглись, как будто не рецензию на художественный текст пишут, а на допрос вызваны. Меж тем Владимир Маканин если и допрашивает в своем романе читательскую совесть, то делает это мастерски, то есть незаметно.

Для начала он устраивает полное погружение в 1990-е, время иллюзий и надежд. Две сестры, дочери знаменитого диссидента, «прелестные молодые женщины», пребывают в достойной, избранной обстановке: у них огромная студия, где когда-то собирались художники андеграунда, а теперь — художественная школа. Повсюду репродукции Кандинского и «намоленное» творческими приношениями пространство. Старшая, искусствовед Ольга, благословляет своего возлюбленного, набирающего силу харизматичного политика Артема Константу, перед выступлением на митинге против цензуры. Однако во время послемитинговой пирушки выясняется, что Артем когда-то «постукивал» на художников в КГБ, а значит, не может претендовать на место лидера. Готовые было спонсировать глашатая перестройки «денежные мешки» уходят со своими мешками. Ольга расстается с любимым. Жалость младшей сестры Инны ничего не меняет.

А дальше история повторится не раз, но выглядеть будет все более и более приземленно. На сцену явятся мужчины, ради денег готовые продать дорогие сестрам репродукции Кандинского, и предатели, подзаряжающиеся энергией у давно простивших их жертв. Маканину удается сохранить дух чеховской краткости в своем так похожем на пьесу небольшом романе. Только вместо изредка повторяющегося «звука лопнувшей струны» здесь в финале слышится постоянный «стук» и непрекращающийся Ольгин плач.

Маканин Владимир. Две сестры и Кандинский. — М.: Эксмо, 2011. — 320 с. Тираж 10 000 экз.