Человек-технопарк Владимир Меледин

Наука и технологии
Приборостроение
«Эксперт» №38 (771) 26 сентября 2011
Что общего у уринодиагностики и ядерного реактора? И там, и там идут физические процессы, требующие измерений. Владимир Меледин получает информацию об объектах и процессах в любых областях и пытается найти желающих заплатить за нее
Человек-технопарк Владимир Меледин

Приборостроение — одна из излюбленных тем инноваторов. Низкая капиталоемкость, наличие узких незаполненных ниш и междисциплинарность работ, позволяющая реализовать интеллектуальный и научный потенциал, привлекают ученых и изобретателей. В существующей системе науки в России им пока нет однозначного места. Однако изобретатели, находящиеся на стыке различных направлений науки, занимающиеся одновременно фундаментальными и прикладными исследованиями, конструированием и продажами, умело встраиваются в любые институциональные структуры.

Один из таких ученых-изобретателей Владимир Меледин — главный научный сотрудник Института теплофизики СО РАН. Его работу непросто отнести к какому-либо традиционному направлению науки. Он изобретает способы измерения того, к чему нельзя прикоснуться, а порой невозможно даже увидеть. На стене его кабинета целый иконостас дипломов и наград. На столе — статуэтка Надежды за победу в Конкурсе русских инноваций.

Сам себя он в шутку называет мини-технопарком. И действительно, количество его работ и их разнообразие поражают. У него 45 патентов, из них 24  — зарубежных, полученных лично и в соавторстве. Некоторые из разработок превратились в бизнес уже не в его руках. Но Меледин об этом не жалеет, а лишь повторяет любимую китайскую поговорку: «Пусть расцветает тысяча цветов».

Бизнес, которого не было

Рассказывая о своем бизнесе, Владимир Меледин принципиально начинает с истории новосибирского Академгородка. Он уверен, что многие вещи могли родиться только в атмосфере этого уникального научного заповедника. В советские годы, несмотря на дефицит, многое можно было достать или сделать самостоятельно. Причем навыки этого прививались с самого детства. Основатель Академгородка Михаил Лаврентьев создал там клуб юных техников, куда свозили неликвиды и бракованную продукцию. Это был настоящий клондайк, к которому получали доступ осваивающие теорию школьники — для них были специальные лекции и даже экзамены. Для получения каких-либо совсем редких вещей приходилось обращаться напрямую: «Идешь на задворки института, по подоконнику стучишь: “У вас есть то-то?” На тебя с интересом смотрят: “А тебе зачем?” И если ты в течение минуты изложишь “бизнес-план”, то тебе отсыпают все, что хочешь», — рассказывает Владимир.

Поэтому уже в Новосибирском университете у Меледина был свой микробизнес — он делал и продавал электронную аппаратуру. После окончания университета Владимир пришел в Институт автоматики, где занялся системами диагностики. На тот момент этой темой занималось несколько лабораторий: одни делали оптику, другие — электронику. Меледин попал в рабочую группу Юрия Дубнищева, которой удалось сосредоточить полный цикл работ в рамках своей группы в два-три человека, и первые внедрения пошли уже в 1985–1987 годах.

Первая система была поставлена в ракетный КБ Макеева на Урале в гидродинамическую трубу, куда загнали целую речку. Вода разгонялась до высоких скоростей — имитировался пуск ракет из воды. Тогда же были созданы измерительные системы дл