Краса ногтей

На улице Правды
«Эксперт» №38 (771) 26 сентября 2011
Краса ногтей

В первой главе «Онегина» автор упоминает неудовольствие просветителя Ж.-Ж. Руссо тем, что, беседуя с ним, просветитель Ф. М. фон Гримм одновременно делал маникюр, т. е. чистил ногти. На это А. С. Пушкин замечал, что думать о красе ногтей вполне дозволительно: «К чему бесплодно спорить с веком? Обычай — деспот меж людей».

Должно согласиться с тем, что деспот — и при том сильнейший. Можно вспомнить тоже вполне себе деспота А. Г. Лукашенко, который на погибель себе преклонился в этом году деспоту демократии и в видах своего очередного переизбрания на пост президента так мощно и явно за пределами разумной достаточности повышал зарплаты и пенсии, что надорвался и вместе с зайчиком получил тяжелую грыжу. Веры в демократизм белорусских выборов от того не прибавилось ни на йоту, последующие события все равно показали, что батальоны ОМОН ont toujours raison*, можно было и не разрушать белорусское хозяйство, но, как уже было сказано, обычай — деспот меж людей. Просто венчать себя официальным титулом «Батька Батькивщины» и править далее, приведя форму в соответствие с содержанием, никак нельзя, а надо поклоняться идолу всенародных выборов, чего бы то ни стоило.

Лукашенко не один такой, он просто явил усердие не по разуму, но ведь и в самом деле мы уже давно нигде в мире (саудиты — редкостное, хотя от этого не делающееся особенно приятным исключение) не встречаем диктаториальных титулов, и везде проводятся мероприятия, именуемые всенародными выборами.

В этом смысле можно говорить о всемирной победе демократии, равно как и о всемирной (тоже за редкими исключениями вроде Ирана) победе галстука. Сам по себе галстук не греет и не прикрывает наготу, но ритуальное ношение его обязательно. В большом количестве стран, включая, наряду с прочими, и Россию, всенародные выборы — причем даже из множества кандидатов — никого не греют и не прикрывают ничью наготу, но регулярно проводятся с немалыми издержками и великой помпой. Ибо к чему бесплодно спорить с веком?

Тем более когда цивилизация уже почти век назад придумала простой способ проведения демократических мероприятий. Прежде в силу подверженности феодально-дворянским пережиткам слово государей чего-то стоило, и если они (как правило, без особой охоты) даровали конституцию, то считали себя обязанными подчиняться записанным в ней ограничениям и следовать ее духу, хотя бы он был им весьма неприятен. Чуть менее века назад в рамках отказа от пережитков было сделано открытие, что написать и даровать можно все что угодно, поскольку это ни к чему не обязывает. После этого (не сразу, конечно, до понимания великих открытий нужно дорасти) и произошла всемирная победа демократии.

При этом она оказалась столь великой и убедительной, что не вполне ясно, как с ней жить далее. С тем, что имитационные процедуры не очень хороши, согласны все — только некоторые открыто, а некоторые не для печати. При этом все недовольны по-разному. Власти, если не брать прирожденных массовиков-затейников, утомлены необходимостью устраивать спектакль,

*Всегда правы (фр.).