Нет порока в своем отечестве

Международный бизнес
Азия
«Эксперт» №38 (771) 26 сентября 2011
Этому феномену не мешают ни религиозные нормы, ни светские законы, ни общественная мораль
Нет порока в своем отечестве

Они ездят на машинах там, где другие ходят пешком. Они покупают себе айфоны и портативные компьютеры, тогда как для большинства их соотечественников это непозволительная роскошь. Они ездят отдыхать в другие страны, в то время как многие их соотечественники всю жизнь проводят в пределах одной деревни или района. Сфера сексуальных услуг в Азии сегодня для многих становится единственным социальным лифтом, поднимающим из подвалов традиционного общества если и не на самый верх, то хотя бы на этажи, с которых виден окружающий мир. Кто-то остается в секс-сфере до глубокой старости, кто-то использует заработанные деньги для начала новой жизни.

Два главных «сексуальных рая» в Азии — Таиланд и Филиппины — имеют много общего. В обеих странах расцвет секс-индустрии связан с присутствием военных баз США: именно американские солдаты и офицеры сформировали устойчивый спрос на девушек легкого поведения в таких городах, как таиландская Паттайя или филиппинский Анжелес. Обе страны при этом крайне консервативны в своих нормах и обычаях: в Таиланде не принято целоваться на людях, на Филиппинах 80% населения католики, регулярно посещающие церковь. Опыт сожительства (позволим себе здесь употребить это слово) крайне строгих норм социального поведения с устоявшейся и фактически легализованной и принятой обществом индустрией порока говорит об условности и призрачности любых догм. «В Таиланде в городах к девушке, работающей проституткой, относятся почти так же, как к офисной служащей или официантке. Это работа, которая позволяет ей кормить себя и свою семью в деревне», — рассказывает мне француз Доминик, живущий в Бангкоке уже более десяти лет. Социальный и экономический контекст рано или поздно начинает диктовать обществу свои правила.

Равнение на Восток

В лучшие годы в филиппинском Анжелесе работало до 100 тысяч девушек легкого поведения. После вывода в 1991 году американской военной базы из соседнего Кларка их число сократилось в 10 раз. Теперь сюда ездят европейцы, австралийцы, японцы и корейцы. Соответственно изменился и характер предложения. Улица с «блоуджобными» (барами, в которых между двумя кружками пива вам предлагают сеанс орального секса), рассчитанная на непритязательных американских вояк, пришла в запустение, зато в округе появилось множество караоке японско-корейского типа, в которых филиппинские гейши развлекают гостей пением и танцами.

«Наш клуб называют лучшей языковой школой в городе, мы заодно учим японцев английскому», — рассказывает филиппинка Митч Оцуру, управляющая клубом своего отца, японца по национальности. Заведение Митч Оцуру «Джулиани» относится к числу наиболее приличных — здесь в основном зарабатывают на напитках. «Мы не сдаем девушек клиентам для секса, но если они встретятся после смены, это уже не наше дело», — говорит Митч. Тем не менее на всякий случай девушек раз в неделю проверяют на венерические заболевания. По словам Митч, наиболее востребованные могут заработать около 2,5 тыс. долларов США в месяц — для Филиппин это огромные день