Солнце «ЛУКойла»

Русский бизнес
«Эксперт» №38 (771) 26 сентября 2011

Президент «ЛУКойла» Вагит Алекперов в середине сентября заявил, что в планах компании — строительство и эксплуатация солнечных и ветровых станций в Болгарии, Румынии и Узбекистане. В Узбекистане, например, совместно с правительством этой страны и Азиатским банком развития «ЛУКойл» работает над проектом строительства солнечной электростанции мощностью 100 МВт. «В дальнейшем мы намерены нарастить эти мощности до одного гигаватта», — заявил г-н Алекперов. По нашим подсчетам, конечные инвестиции в такой проект могут составить около 6 млрд долларов. Сумма огромная, а мотивы отвлечения таких ресурсов не ясны.

На сегодня самая большая солнечная электростанция в мире находится в Канаде, ее установленная мощность — 97 МВт. Таким образом, реализация проекта выведет «ЛУКойл» в абсолютные лидеры рынка. Но ведь у компании есть возможность за существенно меньшие деньги развивать в России тепловую и гидрогенерацию. В «ЛУКойле» нам прокомментировали это так: «Операционные затраты на выработку электроэнергии тут минимальны по сравнению с традиционной энергетикой, поэтому через десятилетие себестоимость производства в солнечной электроэнергетике сравняется с традиционными технологиями выработки электроэнергии из углеводородного сырья».

Между тем сейчас эффективность солнечной электростанции на порядок ниже, чем у обычной газовой (см. таблицу). «Солнечные электростанции без государственных субсидий сейчас абсолютно неоправданны», — говорит Валерий Прокопович, коммерческий директор компании «Новая генерация». При этом Николай Иванов, ведущий аналитик Института энергетики и финансов, напоминает, что Узбекистан не является энергодефицитным регионом. Так зачем же этот проект «ЛУКойлу»?

«Узбекистан обладает огромным потенциалом солнечной энергии, оцениваемым почти в 51 миллиард тонн нефтяного эквивалента, поэтому интерес к солнечной энергетике в этой стране объясним. Узбекистан заинтересован в том, чтобы диверсифицировать свой энергетический баланс и снизить зависимость экономики от цен на газ», — объясняют в «ЛУКойле». Таким образом, проект имеет скорее политическое значение для компании. Ведь большая часть зарубежной газодобычи «ЛУКойла» осуществляется в Узбекистане (здесь находится почти 5% всех запасов и почти половина всех зарубежных запасов углеводородов компании), так что с этой точки зрения «нагрузка» в виде помощи в строительстве источников альтернативной энергии не кажется странной.

Кроме того, не стоит забывать, что многие западные инвесторы, покупающие акции нефтегазовых компаний, любят экологически устойчивые компании. Поэтому проекты альтернативной энергии «ЛУКойла» могут иметь и чисто репутационный смысл. «Преимущества солнечной энергии в ее неисчерпаемости, — комментирует аналитик инвестбанка UBS Константин Черепанов, — возможно, “ЛУКойл” просто пробует себя в этом новом экологическом направлении, чтобы не отстать от своих западных коллег».