Борьба Иакова с Носом

Культура
Искусство
«Эксперт» №39 (772) 3 октября 2011
Центре культуры «Гараж» открылась выставка Уильяма Кентриджа — знаменитого южноафриканского художника, специального гостя Четвертой Московской биеннале современного искусства
Борьба Иакова с Носом

Международная звезда современного искусства Уильям Кентридж имеет многие из почетных званий и знаков отличия, предусмотренных для художников в современном мире. И его своеобразная ретроспектива «Пять тем», собрание работ двух последних десятилетий, объездила много стран. Теперь любой, кто в ближайшее время посетит «Гараж», сможет сам ответить на вопрос, за что его так ценят и хвалят далеко за пределами родной ЮАР. И ответ окажется на удивление прост: потому что он очень хороший график. А его работы — доказательство того, что рисунок универсален и в мире нет ничего, о чем нельзя было бы сказать на его языке.

Библейский апартеид

Международная слава Кентриджа в первую очередь связана с анимацией. В начале 1990-х он сделал серию мультфильмов об апартеиде. Эта черно-белая анимированная графика не имеет ничего общего с политической карикатурой, как карикатура Кукрыниксов на тему апартеида — с южноафриканской действительностью. Советская политическая графика, придумавшая образ сытого белого, который умеет делать две вещи — носить пробковый шлем и бить кнутом негров, питалась в основном архаическими образами, позаимствованными из «Хижины дяди Тома». Мультфильмы Кентриджа «Йоханнесбург — второй прекрасный город на земле после Парижа» и другие — впечатления человека, который видел все с самого близкого расстояния. То, что он видел, вообще не было похоже на физическое насилие белых над черными. Скорее — на распад мира. Вот «белый» Йоханнесбург, не сказать, что безумно красивый, но цветущий, ухоженный, респектабельный. Город, где можно получить приличное образование и построить карьеру. И есть «черный» Йоханнесбург, призрачный, словно какой-то несуществующий, наполненный бессловесными «детьми подземелья», которые живут в своих особых кварталах и по-настоящему безобразных пригородах. Ужас этого второго Йоханнесбурга — в обреченности на физическую и нравственную деградацию, признаки которой всякий из соотечественников Кентриджа, кто имел глаза, видел не однажды.

Генетическая память подсказала Кентриджу, что где-то все это уже было. Где-то уже проходило вереницей племя, чужое своей земле. Кентридж, как и большинство еврейской диаспоры ЮАР, — потомок выходцев из Литвы. В самом начале 1990-х он сделал мультфильм «Процессия теней». Черные фигурки: мужчины, женщины, дети, старики, кто-то со скарбом, кто-то без — тащатся куда-то бесконечной вереницей под печальную мелодию. То ли Моисей выводит Израиль из Египта, то ли дед художника Канторович (именно он и придумал для своих южноафриканских потомков фамилию Кентридж) увлекает своих соплеменников за пределы Российской империи. На юге Африки в драме о неприкаянности целого народа евреи, к собственному удивлению, оказались не действующими лицами, а зрителями. Вот и апартеид у Кентриджа — бесконечный людской поток, который не может обрести места и формы. Апартеид — это деструкция, выраженная сугубо графически, через хаос и оплывание линий. Это бесконечная, вязкая борьба, так или иначе постоянно идущая между человеком и