Эконометрика, одухотворенная жизнью

Экономика и финансы
Нобелевская премия по экономике
Отцы макроэконометрики предложили методы моделирования последствий экономических решений государства — как ожидаемых, так и неожиданных для рынка и публики — и научились отделять их от последствий реализации самих ожиданий
Эконометрика, одухотворенная жизнью

После пятилетней паузы Нобелевский комитет присудил премию макроэкономистам (Кругман-2008 не в счет, он мастер на все руки, да и удостоился приза не за макроэкономику, где он, в общем-то, лишь квалифицированный журналист, а за модель международной торговли).

В 1970–1980-х годах работы Томаса Сарджента и Кристофера Симса внесли революционный вклад в оценку влияния ожиданий и непредвиденных потрясений на ход экономических процессов. К таким потрясениям относится и влияние макроэкономической политики. Например, решение изменить процентную ставку или добавить немного «газу» в виде фискального стимула к и так автоматически быстро «едущему» во время рецессии бюджетному дефициту.

Макроэконометрические модели

Чтобы дать конкретный ответ на конкретный вопрос типа «что будет с безработицей и инфляцией, если уровень налоговой нагрузки повысится на 10 процентов», экономист должен обратиться к той или иной макроэкономической модели. Это система уравнений, построенная на основе определенных теоретических предпосылок и оцененная на базе реальных данных. Решение таких уравнений позволяет представить численный ответ на поставленный вопрос. Любая попытка действовать иначе наталкивается на запутанность причинно-следственных связей в экономике.

Экономические модели имеют свои особенности, которые существенно отличают их от естественно-научных. Во-первых, они описывают поведение людей, действующих на основе представлений о будущих событиях, включая изменения монетарной и фискальной политики государства. Поэтому в модели необходимо адекватно отразить ожидания участников, иначе неизбежны систематические ошибки в оценках эффектов политики. В этом суть критики нобелевским лауреатом Робертом Лукасом эконометрических моделей, базировавшихся на постулатах традиционной кейнсианской теории. Стремясь к более правдоподобному описанию экономики за счет большого числа переменных, но игнорируя ключевую роль ожиданий, их создатели упускали из виду влияние политики на поведение людей и экономическую динамику. По этой причине они, в частности, не смогли предсказать стагфляцию 1970-х.

Во-вторых, в правдоподобной экономической модели необходимо учитывать влияние случайных факторов, остающихся за рамками теоретических допущений. Можно идти по пути построения сценариев, в которых отражаются возможные варианты событий и по каждому из которых просчитываются детерминированные траектории. Такой подход часто используется при анализе мер экономической политики, но разработчики, как правило, ограничиваются лишь двумя-тремя сценариями. При использовании же макроэконометрических моделей задается набор экзогенных случайных переменных, называемых шоками, с реализацией в каждом периоде времени. Такая модель позволяет генерировать ряды макропеременных, которые тоже имеют случайный характер и потому сопоставимы с наблюдаемыми рядами данных.

Критика Лукаса ни в коей мере не отвергала эконометрику как инструмент эмпирических исследований. Любая макромодель должна статистически тестироваться и оцениватьс

На графиках представлены функции отклика для векторной авторегрессии из двух
макропеременных для послевоенной экономики США: темпов ВВП и уровня цен. Они показывают, как эти переменные должны будут меняться при прочих равных условиях в ответ на шоковое повышение базовой ставки на величину стандартного отклонения 0,72 базового пункта (пунктиром ограничен интервал статистически возможных значений). Как видно на графиках, первой реакцией на ужесточение денежно-кредитной политики станет снижение ВВП (точнее, темпов его роста относительно долгосрочного тренда) в течение следующих полутора лет. Инфляция начинает замедляться лишь через год.