Модернизация без интеллекта

Русский бизнес / Рынок интеллектуальных услуг За последние три года доля интеллектуальных услуг в ВВП России сократилась в полтора раза. Отсутствие внимания к знаниеемким отраслям со стороны государства приведет к еще большей стагнации этого рынка и заполнению его иностранными игроками
Рисунок: Игорь Шапошников

«России надо слезть с сырьевой иглы», «необходимо снизить зависимость от нестабильной конъюнктуры сырьевых рынков», «будущее страны связано с инновациями, высокими технологиями и интеллектуальными услугами». Эти тезисы, как мантру, повторяют наши политические лидеры. Что же происходит в реальности с интеллектуальным рынком?

Исследовательский холдинг «Ромир»  в сотрудничестве с Институтом статистических исследований экономики знаний ГУ — ВШЭ в течение нескольких лет проводил исследование рынка интеллектуальных, знаниеемких услуг. Полученные на сегодняшний день результаты вызывают серьезные опасения за его будущее: отрасль занимает весьма скромное место в экономике, и с наступлением кризиса ее положение ухудшилось. В то время как без опережающего развития интеллектуальной сферы модернизация экономики страны невозможна.

Генератор инноваций

К сфере интеллектуальных услуг в России относят рекламу и маркетинг, дизайн, услуги в области подбора и управления персоналом, IT-консалтинг, инжиниринговые услуги, аудит, услуги финансового посредничества и консалтинг, юридические услуги и услуги в области управления недвижимостью. Это в целом соответствует классификации, принятой в странах Западной Европы и Северной Америки. Правда, на Западе к интеллектуальным услугам относят еще и образование со здравоохранением. Но в нашей стране они имеют квазирыночный характер, отягощаемый перманентным реформированием, поэтому в исследование не были включены.

До середины 2008-го сфера интеллектуальных услуг в России развивалась очень стремительно, даже опережая номинальный рост ВВП. В результате доля сферы интеллектуальных услуг в общем объеме валового продукта достигла 3% (а по самым оптимистичным оценкам — даже 4–5%) ВВП. При этом количество занятых в сфере интеллектуальных услуг, по полученным нами оценкам, не превышало 1% от общего количества занятых в экономике. Это означает, что производительность труда в этом секторе как минимум в три раза превышала среднюю производительность по экономике страны в целом.

Конечно, 1% от общего числа занятых и 3% в стоимостном объеме ВВП, достигнутые на пике развития, выглядят весьма скромно в рамках мирового тренда. В странах Западной Европы и Северной Америки сектор интеллектуальных услуг (его там называют четвертичным*) уже создает до трети совокупной добавленной стоимости. Но, во-первых, в этих странах сектор начал формироваться значительно раньше, чем в России, еще в 80-х годах прошлого века. Во-вторых, на Западе в него включают такие трудо- и финансовоемкие отрасли, как образование и здравоохранение. В-третьих, в странах Запада, в отличие от России, сектор интеллектуальных услуг пользуется значительной законодательной поддержкой со стороны национальных правительств.

Перспективы развития интеллектуального рынка в России казались в тот момент достаточно радужными. Сохранись позитивные тенденции еще хотя бы пять-семь лет, к 2015 году он мог бы формировать 4–5% занятости и давать 10% ВВП. На этом уровне развития интеллектуальный рыно