О ненужности инсайда

Разное
«Эксперт» №43 (776) 31 октября 2011
О ненужности инсайда

В скандале, что разворачивается сейчас вокруг отставного градоначальника Лужкова, есть две части: очевидная и гадательная. Очевидная — больше и интереснее.

Факты таковы. Лужкова пригласили на допрос в качестве свидетеля по делу о хищениях, совершавшихся в придворном для мэрии Банке Москвы. Тогда Лужков сказал, что, конечно же, явится, как только вернётся из-за границы, но прекрасно понимает, что это начинается его политическое преследование — за то, что он критически отзывается о власти. Тогда глава президентской администрации Нарышкин сказал, что Лужков-мэр и управлял неэффективно, и уровень коррупции допустил — запредельный. Тогда Лужков подал на Нарышкина в суд, требуя за такую обиду миллион рублей. Помимо этих фактов столь же, на мой взгляд, очевидны следы — и авторство — коррупции в той самой сделке Банка Москвы, поговорить о которой зовёт Лужкова следователь. Напомню, речь идёт ни много ни мало о полумиллиарде долларов из московского бюджета, которые Банк Москвы, контролируемый московским правительством, почти напрямую отдал жене московского мэра Батуриной за участок московской земли, который несколько ранее г-жа Батурина от московского же правительства и получила.

Гадательны же — побудительные мотивы действующих лиц. Для начала: зачем Лужков вдруг принялся так рьяно наскакивать на власть — раздавать интервью то «Свободе», то «Голосу Америки», то «Известиям», обличать слабость Медведева, несамостоятельность Грызлова и пророчить политический кризис? Только из-за того, что в сентябре власти разрешили наконец Батуриной продать остатки «Интеко», то есть миллиард с лишним долларов семье удалось вывести из страны? Слабый ответ. Хорошо, с момента этой сделки Лужков получил возможность восклицать, что «в зоопарке тигру недокладывают мяса», не боясь очутиться в очереди за бесплатным супом; но зачем ему это восклицать? Он рассчитывает возобновить политическую карьеру? Всерьёз? Ещё такую я видел трактовку: мол, Лужков через оставшихся при постах товарищей прознал, что по делу Банка Москвы его вот-вот начнут припахивать, — и решил сыграть на опережение. Стал давать фрондёрские интервью ровно затем, чтобы уголовный к себе интерес выдать за политический. Но и это не очень сильный ответ. На позиции гонимого за правду оппозиционера Лужкову не утвердиться: карта на руках не та. Укажу лишь на одну деталь: мантру «Батурина — талантливый предприниматель, и родство со мной только мешало её бизнес-успехам» Юрий Михайлович освоил вполне и повторяет без затруднений. Не то беда, что мантре этой как не верили, так и не верят; беда, что теперь ему приходится осваивать другую такую же: «Бородин — самостоятельный банкир, он меня не спрашивал, кому продавать эмиссии, а кому давать кредиты». Поверить в неё будет не легче, чем в первую. Всё-таки 28-летний парень, силою одних лишь собственных заслуг ставший президентом основного банка правительства Москвы, а потом и его (не правительства, банка) совладельцем, а потом исключительно собственной волей давший кредит в полмилли