Кризис как повседневность

Международный бизнес
Евросоюз
«Эксперт» №47 (780) 28 ноября 2011
Европейцы уже привыкли к кризису, и некоторые даже готовы радоваться признакам стагнации. Однако самые сложные времена впереди
Кризис как повседневность

Существует распространенное мнение, будто проблемные страны ничего не сделали для улучшения экономической ситуации. Это не так. Испания и Португалия обуздали рост бюджетного дефицита. Италия сейчас с точки зрения дефицита бюджета даже более солидная экономика, чем Франция, США или Канада. И, несмотря на это, Италию продолжают считать всеевропейским пугалом! Еврозона вообще чувствует себя лучше, чем США. Мы, к сожалению, любим говорить о себе как о самых отстающих, но это не так. Мы гораздо лучше, чем США, Япония, Великобритания», — сказал, выступая в начале прошлой недели на крупнейшей немецкой финансовой конференции EuroFinanceWeek во Франкфурте, Петер Бофингер, член экспертного экономического совета при правительстве ФРГ. Он был преисполнен оптимизма — настолько, насколько вообще немецкий экономист может оставаться оптимистом к концу второго года кризиса еврозоны. Еще больше радости излучали присутствующие на форуме политики — казалось, они пытались убедить самих себя в том, что выход из кризиса не за горами.

«Мы не ощущаем еврокризиса», — в лоб заявил собравшимся банкирам Йорг-Уве Хан, министр юстиции и европейской интеграции Гессена. Министр Хан выступал на открытии форума на правах хозяина (Франкфурт — крупнейший город Гессена) и, видимо, поэтому посчитал необходимым проявить максимальный оптимизм. «Федеральный канцлер сказала: евро — более стабильная валюта, чем когда-то была немецкая марка. Конечно, мы можем спорить, правильно ли мы реагировали на вызовы кризиса. Возможно, мы смогли только достичь паузы для передышки. Но возможно, это именно то, что мы должны были сделать? Я ненавижу популизм. В нашей партии некоторые говорят: ах, мы должны были действовать раньше так-то и так-то. Но ведь этого нельзя прочитать ни в одном учебнике! Это же мы только сейчас знаем, задним умом!» — продолжал увещевать собравшихся г-н Хан.

Заразная болезнь

Бравурные речи профессора Бофингера и министра Хана звучали на форуме диссонансом. Первый же день EuroFinanceWeek был омрачен известием, шокировавшим немецкий банковский сектор: о своем окончательном уходе из Deutsche Bank, крупнейшего банка страны, заявил многолетний глава его совета директоров Йозеф Акерманн. Уход легендарного немецкого финансиста — несмотря на то, что ему все-таки удалось довести прибыльность Deutsche Bank до заявленных 10 млрд евро, — стал мощным ударом для банковского сообщества Германии. В лице Акерманна немецкие банкиры потеряли самого влиятельного и самоотверженного защитника независимости банков от политического влияния властей. Именно он последовательно отстаивал принципы свободы банков и их неподконтрольности политическим требованиям чиновников, защищал идею инвестиционного банкинга как источника доходов банков и демонстративно гордился тем, что для поддержки своего банка никогда не брал государственных средств. Уход Акерманна, больше похожий на бегство (банкир опоздал на форум, его речь была сжата донельзя), уже сам по себе мог бы поумерить оптимистичные настроения.

Однако как ни