Натурфилософия в красках

Культура
Искусство
«Эксперт» №47 (780) 28 ноября 2011
В лондонской Национальной галерее открылась беспрецедентная выставка «Леонардо да Винчи: художник при миланском дворе». На ней представлена большая часть живописных произведений Леонардо, никогда не выставлявшихся вместе
Натурфилософия в красках

Ажиотаж, который сопутствовал открытию в Лондоне этой выставки, понятен. Леонардо не просто величайший художник, он символ эпохи Возрождения, идеальное воплощение homo universalis — человека, объемлющего все науки и искусства. Его картины, оконченные и неоконченные (насчитывается всего 15 или 16 подлинных произведений Леонардо), находятся в крупнейших собраниях мира и путешествуют крайне редко. Сегодня в Национальной галерее собрались девять из них, включая два варианта «Мадонны в скалах» (из Лондона и Лувра) и не выставлявшееся раньше полотно «Salvator mundi» («Спаситель мира»), которое в свое время ушло с аукциона за 80 долларов (!), поскольку авторство Леонардо не было доказано. Известно, что кураторы выставки не договорились с Лувром о показе в Лондоне «Джоконды». Но, как бы ни хотелось видеть все шедевры в одном месте, стоит признать: «Джоконда», созданная в первые годы XVI века, не вполне укладывается в замысел выставки. Ведь она посвящена другому периоду — последним десятилетиям XV века, когда Леонардо работал в Милане при дворе герцогов Сфорца.

Идеальный союз

Леонардо был наследником раннего флорентийского Возрождения. Еще учеником в мастерской Андреа Верроккьо он стал флорентийской знаменитостью, но его карьера в этом городе не сложилась. Он не мог, как другие, жить от заказа к заказу. Не мог, потому что не хотел связывать себя сроками и условиями, так как принимался за работу только по настроению и был способен надолго оставить ее, если им овладевал интерес к тому или иному явлению. Ему не подходил ритм, навязанный извне. Он мог существовать только как бюджетная научно-исследовательская организация — получать финансирование и давать отчет о результатах своих изысканий тогда, когда сам готов к этому. Такому художнику нужен был особенный заказчик.

Его-то Леонардо и нашел в лице герцога Миланского Лодовико Сфорца, прозванного Мавром (Иль Моро). Работая при его дворе, Леонардо создал большую часть своих живописных произведений и теоретических трудов. В начале 1480-х годов он отрекомендовался Лодовико Моро (тогда регенту герцогства) не как живописец. Точнее, как живописец в числе прочего. Главным своим достоинством он называл изобретение военных механизмов, предлагал свои услуги как архитектор и инженер-гидротехник, скульптор, готовый ваять в мраморе, бронзе и глине, упомянув, что и в живописи готов делать «все что только можно, чтобы поравняться со всяким другим, кто б он ни был». И первой должностью Леонардо в Милане была должность придворного инженера и только затем художника.

Леонардо прекрасно соответствовал образу художника при дворе влюбленного в искусства государя. В «Трактате о живописи» он словно описывает себя: «Живописец с большим удобством сидит перед своим произведением, хорошо одетый, и движет легчайшую кисть с чарующими красками, а убран он одеждами так, как это ему нравится… И часто его сопровождает музыка или чтецы различных и прекрасных произведений, которые слушаются с большим удовольствием». Вероятно, в такой обстановке