По волнам памяти

Наука и технологии
Биохимия
«Эксперт» №47 (780) 28 ноября 2011
Ученые, исследующие память, почти разобрались с ее молекулярными механизмами. На очереди — сознание
По волнам памяти

По словам нобелевского лауреата Эрика Кэндела, получившего награду в 2000 году за исследования в области нейронных связей, «для наук двадцать первого века изучение мозга и разума будет играть такую же объединяющую роль, как изучение генов и наследственности для наук века двадцатого». Один из первооткрывателей ДНК Джим Уотсон говорил, что в понимании работы мозга есть две главные проблемы — сознание и память. По его мнению, молекулярная биология способна их решить. Из этих двух глобальных функций молекулярщикам пока лучше поддается память. Развитие высоких технологий в последние десятилетия позволило ученым покопаться в клетках мозга, поизучать их поведение в чашках Петри, провести колоссальное количество экспериментов и накопить горы фактов. Это породило множество концепций относительно того, как мозг запоминает информацию. Тем не менее вопросы остаются, а за открытие механизмов памяти Нобелевской премии еще не вручали.

К памяти через физику

Память испокон веков относили к нематериальным субстанциям. Даже в начале минувшего столетия в некоторых учебниках память все еще определялась как свойство души. Хотя еще в XVII веке французский философ Рене Декарт попытался дать механизмам памяти естественно-научные объяснения, используя для этого гидравлическую модель. Декарт считал, что желудочки головного мозга, наполненные жидкостью, могут служить хранилищами воспоминаний. Их оживляют потоки духа, которыми управляет клапан между передним и задним отделами мозга: «Когда душа желает что-нибудь вспомнить... воля заставляет железу отклоняться то в одну, то в другую сторону, направляя дух в разные отделы мозга, пока он наконец не натолкнется в одном из них на следы, оставленные предметом, который мы хотим вспомнить. Такие следы существуют просто потому, что поры в мозгу, через которые дух проходил раньше при восприятии этого предмета, теперь более других склонны открываться, когда дух снова направляется к ним». Рассуждения Декарта хотя и далеки по терминам от современных, тем не менее содержат в себе зачатки многих современных представлений о механизмах памяти.

Рассуждения о памяти, отдельной от мозга, находились в плену многовековой традиции и инерции восприятия мира до самого XX века. Считалось, что изучение тела нужно отделять от изучения души и сознания. На одном берегу были философы и прочие гуманитарии, на другом — биологи и другие естественники. В России, а затем и в Советском Союзе под влиянием господствовавшего материализма подходы к изучению сознания начали меняться гораздо раньше, чем на Западе. Уже Иван Сеченов считал, что психологию нужно изучать методами естественных наук. А один из ведущих нейрофизиологов Великобритании Чарльз Шеррингтон, посетив в начале XX века лабораторию Ивана Павлова и ознакомившись с его исследованиями, заметил, что павловское учение о высшей нервной деятельности едва ли приживется в Англии, слишком уж оно материалистично.

На Западе необходимость изучать сознание естественно-научными методами стали осознавать лишь в после