Страховка от засухи

Спецвыпуск
Экология
«Эксперт» №47 (780) 28 ноября 2011
Обладая гигантскими водными запасами, Россия рискует остаться без воды. Ученые не могут дать однозначный ответ на вопрос о том, каким будет уровень воды в главной артерии страны — Волге — в ближайшие десятилетия. А это значит, что нужно заранее готовиться к любым вариантам развития событий
Страховка от засухи

Лето и осень 2010 года запомнились жителям европейской части страны небывалым падением уровня воды в двух главных реках этого макрорегиона — Волге и Каме. Летняя засуха и недостаточность осадков осенью привели к тому, что запасы воды в Куйбышевском водохранилище, основном регуляторе стока в бассейне Волги (его полезная емкость составляет почти половину полезной емкости всего Волжско-Камского каскада, ВКК) на середину ноября составили всего 37%. Это поставило под угрозу не только водоснабжение питьевой водой жителей Самарской, Ульяновской, Волгоградской, Саратовской областей и Татарстана, но и создало риск остановки промышленных производств в этих индустриальных регионах (правительство Татарстана из-за этого еще летом фактически предъявило ультиматум Росводресурсам, требуя срочно повысить уровень Куйбышевского водохранилища на своей территории с тогдашних 49 до 50–51 метра).

Ситуация была настолько критической, что, по словам одного из специалистов (он согласился разговаривать с корреспондентом «Эксперта» только на условиях анонимности), если бы падение уровня воды в Волге продолжалось еще две недели, то пришлось бы останавливать тепловые электростанции и даже крупнейшую по выработке российскую АЭС — Балаковскую, которая охлаждается из мелководной части Саратовского водохранилища. К началу нынешнего года вода в Волге начала прибывать, и лето для поволжских регионов прошло достаточно спокойно. Но никто не может гарантировать, что ситуация не повторится.

Вода: то ли много, то ли мало

Известно, что обмеление рек имеет определенную цикличность. Другое дело, что ученые до сих пор не могут прийти к единому выводу ни о том, почему это происходит, ни о том, какие именно это циклы. Например, все сходятся во мнении, что один из факторов обмеления — хозяйственная деятельность человека. Людям требуется все большее количество воды и для орошения полей, и для работы промышленных предприятий, и для бытовых нужд. Но это не объясняет, например, ситуации в Поволжье в 1930-х годах, когда там еще не было развитой индустрии, а Волга обмелела более чем на треть. Крайне тяжелыми были 1975 год и уже упоминавшийся 2010-й.

Поэтому сейчас лучшие научные умы пытаются предсказать, как поведет себя Волга дальше. Вопрос нешуточный — в бассейне этой реки в 39 регионах проживает 40% населения страны. Здесь сосредоточена практически половина сельскохозяйственного и промышленного потенциала России, ежегодно вылавливается 40 тыс. тонн рыбы, производится четверть всего объема гидроэлектро­энергии. А по самой Волге ежегодно перевозят около 50 млн тонн грузов и до 800 тыс. пассажиров. И если в Волге долгое время не будет достаточного количества воды, это как минимум уничтожит одну из главных природных жемчужин России — Волго-Ахтубинскую пойму, расположенную в Волгоградской области между главным руслом Волги и рукавом Ахтубы. «Снижение уровня обводнения поймы может превратить некогда плодородные земли, реки, полные рыбой и раками, фактически в пустыню», — уверяет глава региона Анатолий

Идея создания каскада гидроузлов на Волге и Каме, так называемый проект «Большая Волга», была выдвинута в 1931 году. 11 гидроузлов должны были создать единый глубоководный путь, соединяющий Каспийское, Черное, Балтийское и Белое моря. Помимо решения военных задач они должны были регулировать сток Волжского бассейна в интересах водного транспорта, сельского хозяйства, снижения паводковых затоплений в нижнем бьефе и обеспечивать водой крупные населенные пункты, выработку дешевой электроэнергии на ГЭС.

Однако ни одной поставленной цели не удалось добиться. Единый волжский транспортный путь для крупнотоннажных судов типа «река–море» прерывается в районе Городца, где глубина фарватера составляет менее трех метров вместо проектных четырех с лишним, и в засушливое время возле Волгограда. Чебоксарская ГЭС работает только на 60% своей мощности, а само водохранилище гниет, поскольку площадь его мелководий в полтора раза превышает расчетную.

Кроме того, не завершено строительство системы инженерной защиты территорий, подвергающихся подтоплению, и разрушаются те объекты, которые успели построить в расчете на уровень воды 68 метров: порты, водозаборы, очистные и защитные сооружения, в том числе знаменитого Макарьевского монастыря (Нижегородская область).

Аналогичная ситуация с Нижнекамским водохранилищем на Каме и одноименной гидроэлектростанцией, которая сейчас принадлежит республиканскому энергохолдингу «Татэнерго».