Великая депрессия без Рузвельта

Тема недели / Бюджетный кризис Редакционная статья

Чем дальше, тем больше экономическая политика ведущих развитых стран подталкивает мир к затяжной депрессии. Причина банальна: вниманием властей едва ли не полностью завладела проблема государственного долга. Политики предпочитают обсуждать, как им получше сократить госрасходы и повысить налоги, но вне их внимания совершенно остаются структурные экономические проблемы. Абсолютно выпадают проблемы развития промышленности и создания новых качественных рабочих мест, которые только и могут привести к долгосрочной устойчивости социально-экономических систем.

Все чаще из уст различных западных аналитиков можно услышать такое крамольное еще недавно рассуждение: глупо, мол, продолжать мыслить в категориях постоянного экономического роста в условиях ограниченности ресурсов. Тем самым под вопросом оказывается одна из фундаментальных идей Запада — экономический рост на основе инноваций. Все чаще можно слышать рассуждения о том, что поскольку мир находится сегодня в инновационной паузе, то на авансцену выходят факторы экстенсивного развития, отодвигая в сторону факторы интенсивные. Можно, конечно, успокаивать себя тем, что данные разговоры лишь отражение реальности, однако никак нельзя сбрасывать со счетов то простое соображение, что подобные, упаднические, аргументы произносятся не от глубины понимания, но от того, что так проще: комфортнее следовать за неким мейнстримом, который не требует принятия ответственности за сложные решения.

Существует еще один повод для пессимизма. Политические противоречия — и чем дальше, тем сильнее, — мешают выработке хоть сколько-нибудь сбалансированных подходов. Это вполне традиционно, достаточно вспомнить ненависть, которую вызывала фигура Франклина Рузвельта у представителей правящего класса США. Но у Рузвельта была политическая воля, была вера в гуманистические идеалы, была поддержка масс. Сегодня подобных лидеров на Западе не видно. Мы видим там хронический недостаток воли, шулерство по отношению к гуманистическому наследию и, как следствие, нарастающее отчуждение масс от элит. И плюс к тому — деградация классических политических структур и прогрессирующее размывание среднего класса, служившего опорой демократических режимов. В западном мире все отчетливее видны признаки возвращения общества к состоянию, характерному до начала Второй мировой войны.

Впрочем, есть и различия. Пожалуй, одно из наиболее очевидных (по крайней мере из тех, о которых сегодня чаще всего говорят) — распространение средств массовой информации, и прежде всего интернета и социальных сетей. Общество привыкло совершенно к иному уровню свобод и социальной защиты, получило в руки новые способы влияния на власть. Эти изменения вселяют оптимизм.

Но есть и причины для тревоги, а именно — отсутствие новых идей по организации общества. Идей, равно далеких и от схем примитивных, предполагающих достижение в некоем обозримом будущем всеобщего равноправия, и от не менее опасных, когда под маской реализма готовы отказаться от гуманистических идеалов. Не видно и се