«Ломоносов» из университетского подвала

Русский бизнес
Москва, 12.12.2011
«Эксперт» №49 (782)
Российский частный бизнес с помощью госзаказов создает новую высокотехнологичную отрасль — суперкомпьютерную. Чтобы закрепиться в мировой элите, нужен свой масштабный проект. А задачи найдутся

Фото: Кирилл Чаплинский

Я почти бегу в полусогнутом состоянии по темному подвалу, дощатый настил предательски скрипит под каблуками, я карабкаюсь по металлическим ступенькам через какие-то канализационные трубы. Впереди маячат в полумраке силуэты двух стройных и высоких мужчин. Они забыли о разнице в длине ног, а я никак не могу их догнать. Эти неудавшиеся джентльмены — генеральный директор компании «Т-Платформы» Всеволод Опанасенко и мой начальник, главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев. Вряд ли двадцать лет назад, заканчивая факультет вычислительной математики и кибернетики (ВМК) МГУ, я могла предположить, что снова окажусь в подвалах альма-матер, да еще в такой компании. В подземельях ВМК в предыдущий раз я была на первом курсе: на занятии по гражданской обороне под руководством генерал-майора Абрамцева наша группа в противогазах заполняла на скорость бомбоубежище. Теперь мы идем любоваться на славу отечественной ИТ-отрасли — суперкомпьютер «Ломоносов», уже не один год занимающий почетное место во второй десятке мирового рейтинга производительности. Компания «Т-Платформы» построила его c нуля за год по заказу МГУ, комплектующие поставляли компании из пяти стран, все собиралось и отлаживалось в России. Дизайн плат (каждая плата — до 24 слоев) тоже делали «Т-Платформы», произвели их в США и в Азии. На «Ломоносов» зарегистрировано 10 патентов.

Осмотр «Ломоносова» — это целая экскурсия, которая начинается даже не в подвале, а на улице. Здесь стоят, по словам Всеволода, «мегаваттные чилера» — главная часть двухконтурной системы охлаждения суперкомпьютера. Выглядит это как непонятные металлические конструкции метра три в высоту и метров пятнадцать в длину, внутри жидкость — гликоль. Нагретый гликоль приходит из помещения на улицу, его температура понижается с помощью этих самых «чилеров», и уходит обратно на охлаждение «Ломоносова». Если на улице ниже плюс пяти, гликоль охлаждается сам. «Прошлым аномально жарким летом дата-центры сбоили всюду. У нас при температуре воздуха плюс 39 температура в охлаждающем контуре поднялась всего на полградуса, а у других поднималась аж на семь-десять, — гордо вспоминает Опанасенко. — Система охлаждения у нас дорогая, зато надежная». Собственно, охлаждение — один из главных источников расхода энергии суперкомпьютеров. В России нам, конечно, помогает холодный климат. Но это не самое интересное. Сейчас в мире используется две системы — воздушная, как в «Ломоносове», и более новая — водяная. Последняя, в частности, применена в самом быстром суперкомпьютере в мире, изготовленном японской Fujitsu; пробуют этот метод и «Т-Платформы». Эффективность охлаждения зависит от многих факторов. Но самое главное — оптимально придумать конструкцию трубочек, по которым подается вода для охлаждения процессоров суперкомпьютера. Эти трубочки проложены по каждой из сотен плат. Сложнейшая инжиниринговая задача, как оказалось. И «Т-Платформы» тоже ею занимаются.

Вообще, система обслуживания не проще и не дешевле, чем сама вычислительная машина. И в выш

У партнеров

    «Эксперт»
    №49 (782) 12 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Нам на другую площадь

    Редакционная статья

    Разное
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    На улице Правды
    Реклама