Рукотворное, но нерыночное чудо

Спецвыпуск
Электроэнергетика
«Эксперт» №50 (783) 19 декабря 2011
Бум инвестиций в новые генерирующие мощности — самое светлое пятно во всей реформе электроэнергетики. Он наступил благодаря созданному рынку мощности и его совсем нерыночному инструменту — договорам о предоставлении мощности
Рукотворное, но нерыночное чудо

В последнее время о реформировании электроэнергетики говорится много, и не пнул тот или иной аспект реформы только ленивый. Так, вице-премьер Игорь Сечин в конце ноября написал премьеру Владимиру Путину письмо, в котором предложил создать «единого гарантирующего поставщика федерального уровня». Такой поставщик смог бы «подхватывать» функции энергоснабжения в регионах, где гарантирующие поставщики отказались от своего статуса. По сути, Сечин предложил, а премьер уже согласился создать огромную энергосбытовую компанию под управлением государства (неудачливые сбытовики будут передаваться в «дочку» «Интер РАО ЕЭС»). Этот ход сложно оценивать, он заранее не обсуждался в экспертных кругах. Но можно сказать, что это прямое следствие все более усугубляющейся проблемы неплатежей конечных потребителей электроэнергии из-за быстрого роста цен на нее. А после принятия постановления «О совершенствовании отношений между поставщиками и потребителями электроэнергии» эффективность деятельности сбытов снизится еще больше, многие из них обанкротятся.

Именно на сбытах как на конечном звене электроэнергетической цепочки сказались все недостатки реформы. Можно сказать, проблемы сбытов — квинтэссенция всех темных сторон реформы. Но в реформе есть и светлые пятна, и мы хотели бы рассказать, пожалуй, о самом большом из них — об инвестициях, а точнее, об инвестициях в генерирующие мощности и о поддерживающих их механизмах — рынке мощности и договорах о предоставлении мощности. Однако и в бочке меда, как всегда, не обошлось без ложки дегтя.

Как работает долгосрочный рынок мощности

Одной из важнейших задач реформы РАО «ЕЭС России» было привлечение инвестиций в отрасль, которое вылилось бы в модернизацию генерирующих и сетевых мощностей, недоинвестированных за постсоветское время. Кроме того, как многие знают, прогнозировался завышенный рост потребления электроэнергии в экономике — и под него тоже нужны были новые мощности. Решать эти задачи предполагалось с помощью двух основных механизмов — долгосрочного рынка мощности (ДРМ) и договоров о предоставлении мощности.

Как известно, при продаже электроэнергии производителям необходимо компенсировать как переменные (топливные) затраты электростанций на ее производство, так и условно-постоянные (ремонт оборудования, оплата труда персонала и т. д.), а также инвестиционные. В связи с тем, что, по задумке реформаторов, инвестиционные затраты должны были сильно вырасти, их решили объединить в отдельном тарифе вместе с условно-постоянными и «продавать» отдельно от электроэнергии. В результате появилось два рынка — рынок электроэнергии как таковой и рынок мощности. Цена на электроэнергию должна компенсировать производителю переменные затраты, а инвестиционные и условно-постоянные должны компенсироваться услугами по предоставлению мощности. Разделение исходного тарифа на две составляющие объясняли тем, что у переменных затрат, с одной стороны, и у условно-постоянных и инвестиционных — с другой ценовые сигналы разной срочности. Так, цена