Его прощальный поклон

На улице Правды

Дальнейшая служебная перспектива есть важная часть политического образа. Выражение «хромая утка» имеет тот очевидный смысл, что поскольку вскорости данное лицо заведомо лишится полномочий, его планы и пожелания не представляют большого интереса, так как возможность реализовать их крайне мала.

После того как 24 сентября 2011 г. президент Д. А. Медведев отказался выставлять свою кандидатуру на второй срок, интерес к его начинаниям угас окончательно в силу вышеназванной причины. Над последующим досиживанием на посту опустилась занавесь милосердного молчания.

Но для русских нет слова «невозможно», и Д. А. Медведев подтвердил это, сумев менее чем за две недели до выборов, на которых он уже не будет представлен, произнести слова, обеспечивающие ему место не только в отечественной, но и во всемирной истории. На встрече с руководителями незарегистрированных политических партий президент РФ произнес: «Да, выборы в Государственную думу не стерильны, но вряд ли у кого есть сомнения, кто победил на выборах президента в 1996 году. Это не был Б. Н. Ельцин». Об этом сообщил участник встречи С. Н. Бабурин, добавив, что это произвело на присутствующих сильное впечатление. Слова Бабурина подтвердил левый вождь С. С. Удальцов, а несколько позже — Б. Е. Немцов и В. А. Рыжков. Спустя некоторое время после бабуринского сообщения в Кремле поняли, что получилось что-то нехорошее, но отреагировали не самым убедительным образом. Неназванный кремлевский источник заявил: «Этого президент не говорил. Глава государства повторил тезис, что эти выборы (4 декабря. — М. С.) нельзя назвать чистыми, многие отмечали, что они были с большими нарушениями».

Когда четырем свидетелям, у которых есть имена и адреса, противостоит один анонимный источник, причем ни один из остальных участников встречи не выступает с подтверждением слов источника о том, что президент ничего такого не говорил, и при этом свидетели принадлежат к самым разным политическим станам, имеют самые разные интересы, а двоим из них — Немцову и Рыжкову — такое упоминание выборов 1996 г. вообще совершенно некстати, — трудно на основании всего этого не заключить, что в Кремле судорожно пытаются замазать высказывание главы государства, но получается это у них неважно.

С другой стороны, не замазывать нельзя, поскольку соблазн получился первостатейный. Дело при этом отнюдь не в существе вопроса, кто на самом деле победил в 1996 г. В принципе всякий вправе задаваться такого рода вопросами, но если говорить именно об этом, однозначный ответ «Нет, не Ельцин» (т. е. «Да, Зюганов») есть скорее дело веры, нежели предмет разысканий. Однозначно-убедительных доказательств того, что победил Зюганов (и, кстати, в каком туре?) нет ни у кого, в том числе у Д. А. Медведева, который в 1996 г. никак не мог иметь доступа к жгучим тайнам. Разве что поимел в период президентства, получив доступ к гипотетическим сверхсекретным папкам, но долго молчал, а затем вдруг заговорил.

В любом случае вопрос о победителе 1996 г. неизмеримо более дискуссион