Москва, 26.08.2016

Церковь и революция

Наука и технологии / История Не поддержав монархию во время Февральской революции, церковные иерархи вернули институт патриаршества, но утратили роль идеологических лидеров общества
Фото: Александр Забрин
  1. Не быть выше народа
    Редакционная статья
  2. Фундаментальный порок оппозиции
    Размывая легитимность государства и власти, присваивая себе право судить вне законов рациональности, либеральная оппозиция делает нашу политику не более современной, а более архаичной, фактически пробивая дорогу для фундаменталистов
  3. Путин после Путина
    «Возвращения нулевых» в России не будет, хотя многие политические силы пытаются играть прежнюю игру, не обращая внимания на изменившийся расклад


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
Ознакомиться с вариантами подписки можно ниже
220 месяц

Доступ к материалам журнала «Эксперт»

Доступ к архивным материалам открыт только подписчикам. Все варианты подписки
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт

Восьмого марта исполнилось 95 лет с начала Февральской революции (по старому стилю 23 февраля). Специалисты до сих пор спорят, была ли она вызвана объективными причинами, явилась ли следствием ошибок царского правительства или деятельности революционеров и заговора либералов. Так, известный российский историк Борис Миронов считает, что объективных предпосылок для революции не было. И в интервью нашему журналу (см. «Триста лет полет нормальный» в «Эксперте» № 43 за 2008 год) он, в частности, сказал: «Важную роль играли субъективные факторы: утопизм и нетерпеливость русской интеллектуальной элиты — интеллигенции и даже части предпринимателей, их желание вырвать власть у монархии. Февральской революции предшествовали десятилетия революционной пропаганды, и ее стихийный характер обоснованно подвергается сомнению. Выступления рабочих и солдат, которые обеспечили победу революции и которые долгое время считались стихийными, на самом деле долго и тщательно готовились: от замысла, созревшего осенью 1915-го, до его реализации прошло полтора года. Рабочие провоцировались на забастовки намеренным закрытием предприятий; со стороны заводской администрации бастующих ждало сочувствие и вознаграждение. Каждому солдату, вовлеченному в военную организацию, ежедневно отпускалась из “революционного фонда” значительная сумма денег».

А другой известный русский историк — Сергей Нефедов считает (см. «Инновации победили Мальтуса» в «Эксперте» № 43 за 2011 год), что «ни либералы, ни левые партии не имели никакого отношения к этому бунту, это была стихийная “революция без революционеров”. Гучков, который пытался организовать какой-то заговор, потом говорил, что у него ничего не получилось. Он признавал, что революция стала не итогом работы каких-то «замаскированных заговорщиков», а результатом действия «стихийных исторических сил». Керенский свидетельствует, что вечером 26 февраля собралось Информационное бюро левых партий. На этом собрании все присутствующие категорически доказывали, что революция невозможна. А утром разразился грандиозный солдатский бунт». Дальнейший ход событий, по мнению Нефедова, тоже был предопределен: «Миллионы вооруженных крестьян требовали землю, и если не большевики, так меньшевики или эсеры выполнили бы это требование».

Однако, рассматривая историю революции, подавляющее большинство историков удивительным образом забывают о существовании в России такого могущественного общественного и идеологического института, как Православная церковь, которая на протяжении веков была важнейшей опорой царской власти. И это не случайно. По мнению доктора исторических наук, профессора РГГУ, автора нескольких монографий по истории церкви в период революции Михаила Бабкина, проблема состояла в следующем: с одной стороны, белоэмигрантские и церковные историки доказывали, что церковь в 1917 году занимала однозначно контрреволюционные позиции. (С определенными оговорками это было верно по отношению к Октябрю, но совсем неверно по отношению к Февралю.) С другой — анало

*Россия была провозглашена республикой 1 (14) сентября 1917 года. «Республикой Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов» она была объявлена на III съезде Советов 12 (25) января 1918 года.

**Примечание редакции: ученый секретарь Общецерковной аспирантуры и докторантуры Александр Мраморнов в своей книге «Церковная и общественно-политическая деятельность епископа Гермогена» пишет, что это «версия фантастическая».

Хроника революции


ТАСС

Не договорились

Визит Барака Обамы в Королевство Саудовская Аравия (четвертый за время его президентства) прошел крайне непросто. Проблемы начались еще у трапа самолета: американского президента встречал всего лишь губернатор Эр-Рияда, хотя прибывших до него глав стран Залива приветствовал лично король. Апогеем обострения двусторонних отношений стал, конечно, нынешний скандал с секретной частью доклада о событиях 11 сентября

«Мираторг» с заднего входа

532 фотографии, 167 видеозаписей и 216 аудиофайлов диктофона — столько информации собрал спецкор «Эксперта», чтобы ответить на вопрос, в чем причина и каковы последствия повсеместного доминирования продукции «Мираторга» на полках российских магазинов

«Уравновешенный человек с интересом занимается всем»

Ученица знаменитой московской Второй школы стала лучшей в индивидуальном рейтинге V Европейской математической олимпиады для девушек. С директором школы Владимиром Овчинниковым мы беседуем о базовых принципах создания отличной школы