Снять барьеры для трансфера

Тема недели
Трансфер технологий
«Эксперт» №12 (795) 26 марта 2012
Российский бизнес остро нуждается в доступе к новым технологиям и задумывается о трансфере своих. Помочь движению технологий должен фонд, с инициативой создания которого в рамках АТЭС выступила группа «Сумма»
Снять барьеры для трансфера

Председатель Делового консультативного совета АТЭС — 2012 и председатель совета директоров группы «Сумма» Зиявудин Магомедов от имени российского делового сообщества выступил в АТЭС с инициативой создания фонда трансфера технологий. Предполагается, что фонд будет ответствен как за защиту интеллектуальной собственности перенесенных технологий, так и за устранение административных барьеров при их внедрении. Рассказать о подробностях проекта «Эксперт» попросил Лейлу Мамедзаде, исполнительного директора Делового консультативного совета АТЭС и вице-президента по управлению активами группы «Сумма».

В чем ваш интерес к теме трансфера технологий?

— Мы высказали в АТЭС идею создания фонда трансфера технологий и уже в этом году хотим перевести ее в практическую плоскость. Мы уверены: такая структура будет очень полезной и для России, и для всех остальных участников АТЭС. Фонд создаст механизм, который позволит нашей стране продавать свои технологии и ноу-хау, а также получать зарубежные технологии в облегченном режиме. Трансфер технологий — это государственно-частный инструмент создания точек роста в развивающихся странах и регионах. Он позволяет преодолевать неравномерности экономического развития и в конечном счете повышать качество жизни людей.

Как вице-президент по управлению активами в группе «Сумма» я отвечаю за операционную эффективность. Это, безусловно, приводит к пониманию того, что технологии необходимы для удешевления многих процессов, делает их более простыми, помогает убрать неэффективные элементы наследия плановой экономики как в производстве, так и в управлении. Понимания, как использовать технологии, все еще не хватает, особенно в регионах. Совершенно очевидно, что это дополнительное знание отразится на таких простых вещах, как EBITDA, на том, сколько мы тратим денег на операционные расходы, сколько можем зарабатывать.

Можете ли вы привести конкретные примеры востребованных в России технологий и показать, зачем для их использования нужен фонд?

— Например, я участвую в совете директоров Якутской топливно-энергетической компании. ЯТЭК — один из немногих в России независимых добытчиков газа. Мы можем добывать больше, но поскольку вокруг нет инфраструктуры, а строить ее нам не под силу, то непонятно, как эти молекулы в земле превратить в деньги. И здесь вопрос не только в росте акционерного капитала, это и для самой Якутии имеет колоссальное значение: там нужны рабочие места, увеличение налоговой базы. В мире есть технологии сжижения природного газа, превращения его в бензиновые фракции. Но у современных российских проектных институтов нет понимания того, как сделать это от начала до конца. И чтобы использовать подобные технологии, надо покупать их у западных компаний. Цена входа оказывается настолько высока, что проект зачастую выходит нерентабельным. При этом мы понимаем, что упрощенного механизма нет, пойти и сразу купить лицензию на нужную технологию не получится. Переговоры с западными компаниями затягиваются, не всегда они могут прод