Непрерывная функция языка

Наука и технологии
Языкознание
«Эксперт» №13 (796) 2 апреля 2012
Непрерывная функция языка

Существуют проблемы, вызывающие дискуссии не только в научной среде, но и среди обывателей. Дискуссии, которые носят мировоззренческий характер. Это происхождение жизни и происхождение человека. В этом же ряду и проблема происхождения языка, которая в чем-то даже сложнее двух других, поскольку касается не только палеонтологии и биологии, но и психологии. Кроме того, процесс эволюции языка не кончается никогда. Одни языки исчезают, другие появляются, а иногда оживают и мертвые языки. Об этом говорил в интервью «Каждую неделю в мире гибнет язык» (см. «Эксперт» № 21 за 2008 г.) известный российский лингвист, академик РАН Вячеслав Иванов. Можно сказать, что наука о происхождении языка, это еще и наука о его вечных превращениях. При этом лингвистика — одно из тех направлений науки, где Россия занимает ведущие позиции.

Недавно вышедшая книга «Происхождение языка» Светланы Бурлак сразу вызвала горячую дискуссию. Бурлак — старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, известный российский лингвист, специалист по тохарским языкам, автор работ по сравнительно-историческому языкознанию. Беседу мы начали с вопроса.

Что такое язык, как его определить?

— Сложность в том, что определения языка в лингвистике нет. Вернее, есть много определений, зависящих от конкретных целей конкретных исследователей. Можно определить язык как коммуникативную систему, свойственную виду Homo sapiens, а можно построить определение языка так, чтобы в это понятие включались такие вещи, как язык пчел, язык индийских танцев, язык кино, язык жестов, язык тела. Например, есть прекрасная книга Марины Львовны Бутовской «Язык тела» — и я понимаю, на каких основаниях это можно назвать языком. Но в своей книге ради чисто терминологического удобства я называю языком нечто максимально похожее на то, чем мы, взрослые люди (нормально развитые, без патологий), пользуемся в жизни для общения. Но, как вы понимаете, это не очень строгое определение и даже вообще не определение в нормальном смысле слова.

Биологи и антропологи, рассуждая о происхождении человека, говорят о времени существования некой митохондриальной Евы, с которой будто бы началась история человечества. Можно ли назвать время, когда эта Ева или ее наследники заговорили?

— Когда говорят о митохондриальной Еве, имеют в виду чисто процедурную вещь. У нас в митохондриальной ДНК время от времени происходят мутации. Частота появления этих мутаций известна. Сопоставляя ДНК разных людей, можно определить время, когда жил их ближайший общий предок (чем больше мутаций успело накопиться, тем больше времени прошло). Поскольку митохондрии передаются только от матери, общий предок, определяемый по митохондриальной ДНК, — женщина. Ее-то и называют митохондриальной Евой. Но, разумеется, не значит, что эта «Ева» была человеком, а ее родители — нет. Это значит только, что остальные женщины этой популяции не родили таких дочерей, чьи дочери и дальше все время рождали дочерей, рождающих дочерей. Если какая-то из соседок «Евы», такой же чело