Потакание кризису

Регуляторы развитых стран вынуждены продолжать политику накачки ликвидности, чтобы смягчить вторую волну кризиса. Тем самым они лишь откладывают решение болезненных структурных проблем
Потакание кризису

Статистика по итогам 2011 года для экономики США выглядит обнадеживающе: ВВП вырос на 1,7%, промышленность — на 4%. В феврале 2012-го уровень безработицы сократился до 8,3%. Однако ситуация, похоже, вызывает обеспокоенность регуляторов.

В своих недавних оценках состояния американской экономики (февраль 2012‑го) глава ФРС Бен Бернанке заявил, что «ее оживление разочаровывает». Важнейшие факторы вытягивания экономики из депрессии — потребительский спрос и ипотека — не работают. Падение цен на жилье почти на треть от предкризисного пика привело к сокращению активов домохозяйств более чем на 7 трлн долларов и к дальнейшему росту объемов ипотеки с непокрытым залогом, что осложняет проблему рефинансирования ипотечных займов и продажу жилья. В свою очередь, сокращение уровня богатства домохозяйств уменьшает их расходы и тормозит рост. По оценкам, эластичность составляет 5%, что означает возможное сокращение расходов на 350 млрд долларов, или на 2,3% ВВП.

Для стимулирования экономики ФРС пошла на решительные шаги. Было объявлено, что процентные ставки ФРС (federal funds rate) до конца 2014 года останутся на нынешнем минимальном уровне — в диапазоне от 0 до 0,25% (сейчас 0,10%), что, отметим, значительно ниже темпов инфляции в США. Обращает на себя внимание и то, что регулятор впервые заранее объявляет ставки на столь длинный временной горизонт. Такой долгосрочный сигнал рынку может означать, что настроения там действительно плохие, а для оживления ситуации в экономике требуется настолько низкая цена ресурсов в течение целых трех последующих лет. Для сравнения: российские подходы выглядят гораздо жестче (см. график 1).

То же касается и общего прироста ликвидности, возникшего вследствие антикризисных мер (см. график 2). Показательно, что при столь масштабной эмиссии долларов инфляция в американской экономике выглядит вполне приемлемо (см. график 3).

Среди причин этого — хранение в ФРС избыточных резервов американских банков, что препятствует поступлению эмитируемых долларов в экономику и тормозит действие мультипликатора, превращающего денежную базу в соответствующий агрегат денежной массы (еще в октябре 2008 года ФРС установила платежи по размещенным в ней резервным требованиям банков — в настоящее время ставка составляет 0,25%). Этому же способствует и формирование больших запасов наличности ведущими банками США, которая выступает в качестве своего рода резерва. В результате наблюдается интересная картина: денежная база растет значительно быстрее, чем денежная масса (см. графики 4 ).

При этом большая часть эмиссии носит длинный, а значит, менее инфляционный характер. Происходит также значительный отток долларов на рынки третьих стран. В условиях низкого потребительского спроса все это позволяет проводить масштабную эмиссию с минимальными инфляционными последствиями.

Еще одной зоной риска может стать валютный курс доллара. О его возможном обвале говорили, когда кризис в США только разразился. Ситуация усугубляется тем, что по формальным признакам обеспече