Дорога, вымощенная добрыми граблями

Книги
Москва, 09.04.2012
«Эксперт» №14 (797)
История школьного образования в Америке в ХХ веке производит ошеломляющее впечатление: будто наши сегодняшние споры об образовании увидены из будущего

В начале ХХ века в США прибывали миллионы мигрантов, в крупных городах они порой составляли более двух третей населения. Многие из них были не очень грамотны, многие не знали английского языка. Школы переполнились детишками из бедных семей. В этих условиях основное внимание общественность обратила на эти беднейшие слои, на массы необразованных иммигрантов. Была принята образовательная концепция ассимиляции: главное, что следует делать в школе, — американизировать массы людей, сделать их пригодными для жизни в Америке, чтобы они не захлестнули культурное пространство. Следует научить их быть американскими гражданами, любить новую родину, говорить по-английски. В учениках воспитывали добродетели: честность, прямоту, трудолюбие. Это — главное, а передача фундаментальных знаний не столь важна.

К 1920-м поток мигрантов ослабел, ситуация стала стабильнее, и основное внимание было перенесено на другую сторону учебного процесса. Выяснилось, что необходим индивидуальный подход к каждому ребенку. На предшествующем этапе смотрели прежде всего на бедных, теперь — на одаренных и обеспеченных.

Этот этап назвали «адаптацией»: с детьми играли в развивающие игры, предоставляли им много свободного времени, уменьшали долю обязательной программы. Все предметы считались равно важными: склейка модели Парфенона столь же ценна, как урок геометрии, главное, чтобы занятия увлекали и не угнетали.

Для детей из обеспеченных семей, которые росли в богатой культурной среде, это была хорошая школа, веселая и счастливая, а знания они могли получить самыми разными путями. Но для детей бедноты это оказалось профанацией — их мало чему учили, вместо школы им предоставлялась еще одна игровая площадка, а знаний взять было неоткуда. На этапе адаптации дело с обучением академическим дисциплинам — математике, естественным наукам — стало еще хуже.

Общество было занято иными проблемами, вопросы образования волновали его совсем не в первую очередь: сначала Великая депрессия, потом война. Положение несколько изменилось к 1960-м, когда разработали много различных программ для школы и решили, что главным является вопрос доступа учеников к той или иной программе. Это была эпоха десегрегации, когда с огромным трудом пытались обеспечить равные возможности доступа для разных детей, прежде всего для афроамериканцев и испаноязычных.

Борьба с сегрегацией протекала крайне тяжело, и центральные судебные органы, и администрации штатов вели свою политику, не торопясь с радикальными мерами. Школы находились под влиянием местных общин, и потому десегрегация продвигалась медленно. Были достигнуты большие успехи, но все же многие аспекты программы выполнить так и не удалось. И положение в школах ухудшилось: приход в «белые» школы детей из бедных семей «цветной» Америки привел к школьному насилию, злостной неуспеваемости, плохой управляемости классов. Преподавать стало тяжелее, дисциплина катастрофически упала.

Все это время использовали тесты. Они применялись как объективный измеритель интеллекта, по тестам

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (797) 9 апреля 2012
    Политические реформы
    Содержание:
    Демократизация вопреки реформе

    Политическая реформа Дмитрия Медведева поддержит доминирование «Единой России» административно. Сама же партия едва ли не впервые в своей истории намерена поддержать его и собственными политическими решениями

    Потребление
    Спецвыпуск
    Реклама