Николя Единственный

Политика
Москва, 09.04.2012
Несмотря на негативную экономическую конъюнктуру и непопулярные в народе либеральные реформы, действующий французский президент, кажется, единственный реальный лидер на политической сцене Франции. Осознать это французским избирателям помогла недавняя история с массовыми убийствами в Тулузе

Еще недавно поражение Николя Саркози на предстоящих выборах (они состоятся 22 апреля) было практически очевидно. Рейтинг президента — некогда героя «войны пригородов» и харизматичного представителя простых французов — был настолько низок, что он мог не попасть во второй тур (на момент вступления Саркози в предвыборную гонку в феврале, по данным агентства BVA, его рейтинг составлял порядка 26%.). Электоральная база президента оказалась крайне узкой. Слева его поджимали социалисты, поднявшиеся на антисаркозистских настроениях населения и последствиях мирового финансового кризиса, а справа — Национальный фронт, чья популярность фактически стала итогом заигрываний Саркози с правым электоратом. При этом за его основного конкурента — кандидата от Социалистической партии Франсуа Олланда — собирались голосовать в первом туре 34% французских избирателей, а за лидера Народного фронта Марин Ле Пен — 20%. Если бы Саркози и Олланд прошли во второй тур, то Саркози получил бы лишь 42%, а его соперник — 58%.

Переключить общество с обсуждения экономических проблем и непопулярных реформ на выигрышные для себя темы безопасности и реального лидерства помогла мартовская трагедия в Тулузе. После убийства французских военных и евреев в школе предвыборная кампания приобрела совершенно другой оттенок, и рейтинг Саркози пополз вверх. На первый план вышли вопросы безопасности, которые еще месяц назад считались второстепенными. А предвыборная риторика Саркози, которую еще недавно называли фашистской, позволила ему вернуться к привычному образу твердого харизматика, столь необходимого стране в эти неспокойные времена.

Бремя реформатора

Падение Сарко в глазах электората началось сразу же после его победы на выборах в мае 2007 года. Вместо того чтобы по традиции разделить победу со своими избирателями на Пляс де ля Конкорд, Саркози предпочел отпраздновать триумф с крупнейшими спонсорами своей кампании в одном из шикарнейших ресторанов Парижа, а затем отправился в круиз на яхте своего друга-миллиардера. В дальнейшем президент, казалось, делал все для поддержания этого реноме, в частности стал звездой французского шоу-бизнеса и завсегдатаем светских тусовок.

Вероятно, население не реагировало бы так болезненно на эксцентричность президента, если бы из-за разразившегося экономического кризиса жизнь простых французов не начала ухудшаться на глазах. А тем временем правительство Саркози начало проводить болезненные реформы по либерализации французской экономики, что прежде всего означало сокращение социальных трат. В ходе предвыборной кампании Саркози заявлял о необходимости покончить с французской «социальной моделью», которая, по его словам, являлась серьезным препятствием для развития экономики страны. Однако вскоре после его избрания грянул финансовый кризис, который серьезно ухудшил макроэкономическую ситуацию во Франции. Уровень безработицы увеличился с 7,4% в 2008 году до 9,5% в 2010-м. Меры государства по спасению банков и промышленности стали серьезной нагрузкой для платежн

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (797) 9 апреля 2012
    Политические реформы
    Содержание:
    Демократизация вопреки реформе

    Политическая реформа Дмитрия Медведева поддержит доминирование «Единой России» административно. Сама же партия едва ли не впервые в своей истории намерена поддержать его и собственными политическими решениями

    Потребление
    Спецвыпуск
    Реклама