О ювенальной юстиции

Разное
Москва, 09.04.2012
«Эксперт» №14 (797)

Публике одновременно сообщили и о разрабатываемом в верхах «Национальном плане действий в интересах детей РФ» — и о необходимости спешить с его разработкой. Оснований для поспешности в ходе прошедших в Совфеде парламентских слушаний было предъявлено два. Во-первых, дела обстоят очень скверно: здоровье детей ухудшается; число детей, оставшихся без попечения родителей, недопустимо велико; растут насилие по отношению к детям, детская преступность, детский суицид — и т. д. Во-вторых, работу над планом, как сказала председатель профильного комитета СФ Драгункина, надо провести «так, чтобы к Международному дню защиты детей 1 июня план мог быть утверждён и подписан президентом». Первый довод более чем серьёзен, но, на мой взгляд, никак не доказывает необходимости спешить с обобщающей бумагой, второй — помимо неубедительности ещё и смешон.

Нет, коли речь идёт о благонамеренных бла-бла-бла, которые политикам приходится издавать в преддверии всякого Международного Дня Борьбы за Что-то Хорошее, я готов снять свои возражения. Но на тех самых слушаниях в СФ говорили, что речь идёт не о пустой «датской» бумажке, а о плане серьёзных работ. Сами посудите: такая немыслимо сложная вещь, как обеспечение «доступности качественного обучения и воспитания», есть лишь одна из шести задач, которые вызывается решать эта бумага. Ещё одна, «здравоохранение, дружественное детям», тоже не уступит очистке авгиевых конюшен. А поверх шести — ещё и задача как-то соотнестись с зарубежным опытом; и в свете международных конвенций, подписанных Россией, и неформально, по сути. Какую степень государственного и, шире, внешнего вмешательства в дела семьи Россия сочтёт правильной и разумной: всевозрастающую, как в Европе (этот путь у нас часто называют «ювенальной юстицией»; неверное, но давно уже общепонятное словоупотребление), — или более скромную? И эта сверхзадача пока не решена. Проводившая слушания спикер Матвиенко сказала журналистам: «На эту проблему у нас есть разные точки зрения, и никакого решения пока не принято».

Разумеется, такого, чтобы кто-нибудь объявил, что-де с завтрашнего дня у нас воцаряется (или, напротив, запрещается) ювенальная юстиция, и не было, и не будет. Но с проблемой растущей преступности и среди несовершеннолетних, и против несовершеннолетних так или иначе надо что-то делать — и что-то всё время делается. И не в том вопрос, нужна ли нам ювенальная юстиция; она уже здесь: помянутое «что-то» и есть ЮЮ. Поэтому решение, о котором говорила Матвиенко, понемногу принимается с каждым движением государства в этой сфере. Принимается оно и сейчас — и не только в новом «национальном плане», но и в документах, прямее связанных с жизнью: в Думу поступили из правительства два законопроекта по этой теме.

В обсуждаемом контексте важнее тот, что вводит понятие социального патроната: он осуществляется в отношении семьи, где несовершеннолетний находится в социально опасном положении, то есть где его родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (797) 9 апреля 2012
    Политические реформы
    Содержание:
    Демократизация вопреки реформе

    Политическая реформа Дмитрия Медведева поддержит доминирование «Единой России» административно. Сама же партия едва ли не впервые в своей истории намерена поддержать его и собственными политическими решениями

    Потребление
    Спецвыпуск
    Реклама