Суммарный эффект от торговой, производственной и технологической интеграции России, Белоруссии, Казахстана и Украины за ближайшие два десятка лет может превысить триллион долларов. Однако этот бонус еще нужно заработать

Рисунок: Игорь Шапошников

Двадцать лет, прошедшие с момента распада СССР, характеризовались преимущественно центробежными тенденциями в развитии хозяйственных комплексов новых независимых государств. Однако в последние годы в некоторых из них все сильнее проявляется тренд к реинтеграции и усилению не только торговых, но и производственных, кооперационных и инвестиционных связей. Наиболее явно этот тренд выражен для стран — членов Таможенного союза (ТС) России, Белоруссии и Казахстана, начавшего работать в 2010 году. С 1 января 2012-го в силу вступили первые 17 соглашений, формирующих основу Единого экономического пространства (ЕЭП). Эти соглашения регламентируют ряд ключевых тем экономического сближения «тройки» — от координации макроэкономической политики до трудовой миграции.

На повестке дня стоит вопрос о расширении состава стран — участниц интеграционного объединения. В частности, Киргизия и Таджикистан, заинтересованы в присоединении к процессу экономического сближения, но не любой ценой. Однако и страны «ядра» интеграции настаивают на принятии новыми членами всего пакета норм и соглашений ТС и ЕЭП. Ведь членство в интеграционном союзе подразумевает и права, и обязанности. Совсем другая ситуация с Украиной. Учитывая экономический, социальный и технологический вес и потенциал Украины, ее членство в том или ином формате в интеграционном объединении на пространстве бывшего СССР серьезно усилило бы его позиции. Удельный вес крупнейших экономик СНГ — интеграционной «тройки» и Украины — устойчиво составляет более 90% ВВП СНГ. Удельный вес «четверки» во взаимном экспорте и импорте СНГ в среднем за 2005–2010 годы составляет 95% экспорта и 87% импорта.

В то же время руководство Украины пока не торопится двигаться навстречу своим восточным соседям, отдавая предпочтение, по крайней мере на уровне риторики, сближению, в том числе торгово-экономическому, с Евросоюзом.

Чтобы оценить экономическую эффективность Таможенного союза, Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, Институт экономики и прогнозирования НАН Украины и Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) осуществили исследовательский проект, в рамках которого была также проведена численная оценка различных сценариев интеграции стран ЕЭП и Украины*.

Общий вывод таков. Согласно нашим расчетам, суммарный накопленный эффект от создания ЕЭП и последующего присоединения к нему Украины за период 2011–2030 годов может достичь для четырех стран 1,1 трлн долларов (в ценах 2010 года). Положительный эффект этого варианта интеграции для украинской экономики оценивается в 219 млрд долларов (12,2 млрд в среднем в год).

В страновом разрезе эффект составляет порядка 14% ВВП Белоруссии, 6% ВВП Украины, 3,5% ВВП Казахстана и 2% ВВП России. В расчете на душу населения основными благоприобретателями от интеграции станут Белоруссия, Украина и Казахстан, в абсолютном значении — Россия.

Однако следует понимать, что интеграция — это не deus ex machina, который автоматически приводит к успеху. Быстрые эффекты, ос

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (797) 9 апреля 2012
    Политические реформы
    Содержание:
    Демократизация вопреки реформе

    Политическая реформа Дмитрия Медведева поддержит доминирование «Единой России» административно. Сама же партия едва ли не впервые в своей истории намерена поддержать его и собственными политическими решениями

    Потребление
    Спецвыпуск
    Реклама