Есть у реформы начало, нет у реформы конца

Похоже, власти, не афишируя это официально, разворачивают идущую последние десять лет реформу электроэнергетики с либерального направления в сторону госкапитализма. Это импульсивная реакция на скопившийся клубок проблем в системообразующей отрасли российской экономики

Фото: РИА Новости

Электроэнергетика была в фокусе внимания властей и общественности все последние двадцать лет, что неудивительно — это фундамент всей экономики, и фундамент капитальный, тут что ни проект, так на десяток миллиардов долларов, что ни проблема, так национального масштаба. Десятилетие назад была запущена рыночная реформа монополии, оставшейся нам от советской власти, — РАО «ЕЭС России». И уже четыре года отрасль живет, как заявляется, в полностью рыночном формате.

Между тем чуда, которое нам обещал Анатолий Чубайс, главный идеолог и исполнитель этой реформы, не произошло. Не случилось, например, того притока инвестиций в отрасль, который ожидался, хотя дело и сдвинулось с мертвой точки. При этом, противоположно заявлениям реформаторов, так и не заработали полноценные рыночные механизмы, и вместо одной глобальной государственной монополии, с которой регулирующим органам 10–15 лет назад удавалось управляться, появилось множество локальных частных монополий. Их неконтролируемая деятельность мгновенно привела к опережающему и неожидаемо быстрому росту тарифов для промышленности — в ключевых российских регионах они существенно превысили американский уровень и вплотную подобрались к европейскому. Особенно велики проблемы в сетевом хозяйстве, владельцы которого на местном и региональном уровнях вместо развития сетей оказались в состоянии лишь эксплуатировать свое монопольное положение. Бессистемная и непродуманная передача управленческой власти в отрасли из рук профессионалов-энергетиков в руки финансистов и гарвардских мальчиков-менеджеров привела к резкому росту техногенных рисков и к реальным авариям, отключениям и нештатным ситуациям. Ставка на привлечение в отрасль крупных стратегических инвесторов вызвала расслоение генерирующих активов на привлекательные с точки зрения отбивания инвестиций и прочие, которые как были, так и остались рассадником застоя. В итоге во многих таких «непривлекательных» регионах хроническая недоинвестированность генерации привела к резкому падению качества тока, его напряжения и частоты.

В общем, если до начала реформы отрасль была донором всей российской экономики, то теперь ситуация ровно обратная — энергетики, как вампиры, выкачивают из промышленности и бизнеса всю сверхприбыль, при этом не демонстрируют ни осязаемых и общественно-полезных результатов такой деятельности, ни берут ответственности «за всю поляну».

Основной реформатор электроэнергетики Анатолий Чубайс уже давно умыл руки, «соскочил» с отрасли и не собирается отвечать за последствия проведенной им реформы. Но если не Чубайс, то кто? Ответ, в принципе, известен: электроэнергетику последние годы курирует и. о. вице-премьера Игорь Сечин. На прошлой неделе с его подачи произошло два интересных и показательных события. Во-первых, им была поставлена цель создания единой национальной сетевой компании на базе активов государственной ФСК ЕЭС (владеет магистральными сетями высокого напряжения) и формально частного Холдинга МРСК (управляет распределительными сетями низког

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (803) 21 мая 2012
    Электроэнергетика
    Содержание:
    Есть у реформы начало, нет у реформы конца

    Похоже, власти, не афишируя это официально, разворачивают идущую последние десять лет реформу электроэнергетики с либерального направления в сторону госкапитализма. Это импульсивная реакция на скопившийся клубок проблем в системообразующей отрасли российской экономики

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама