Политика

Москва, 30 сен, вторник

Исторический посол

«Эксперт» №22 (805) 04 июн 2012, 00:00

Авторы будущих трудов по дипломатической практике уделят много внимания историческому служению в Москве посла США М. Макфола, поскольку данный посол все время попадал в какие-то истории с последующим обменом публичными заявлениями дипломатических ведомств. В известном смысле Макфола можно сравнить с не менее историческим человеком Б. Е. Немцовым, который, сам нимало не будучи человеком злонамеренным, в период своего официального служения постоянно, однако ж, произносил такое, что хоть стой, хоть падай. Притом что спрос с Б. Е. Немцова не столь велик, поскольку к чиновнику предъявляется меньше требований этикетного характера, нежели к чрезвычайному и полномочному послу.

Б. Е. Немцов вспомнился тут скорее под впечатлением от отповеди, которую в споре о Макфоле представительница Госдепартамента В. Нуланд дала Смоленской площади, указав: «Он говорит понятно. Он говорит ясно. Он не смягчает слова. Он не является профессиональным дипломатом» — и присовокупив, что к этой его манере «российское правительство должно привыкнуть». Когда-то на призывы к руководителям правых сил как-нибудь заткнуть фонтан Борису Ефимовичу одни руководители уныло отвечали: «Что вы хотите? Это же Немцов», иные же философски констатировали: «Что делать? Все в ботву ушло». В сходном положении находятся и руководители Госдепартамента. Вряд ли там все сверху донизу, включая и опытных карьерных дипломатов, считают этикетные новации Макфола уместными, но непонятно, как признать это вслух. Ведь это означало бы расписаться в том, что на должность, традиционно требующую особого ума и такта, администрация США ныне считает возможным назначать кого угодно, совершенно не задаваясь вопросами служебного соответствия. Признаться в таком державная гордость не позволяет, остается лишь отвечать в духе С. В. Михалкова: «А слушать будешь стоя».

Но далее дела могут пойти не совсем по-михалковски. До настоятельной рекомендации взять паспорта, ниже до форменного их вручения с объявлением persona non grata дело вряд ли дойдет. Но и без таких открытых жестов есть много способов не слушать стоя. Например, совсем не слушать, существенно понизив уровень контактов с послом, который чужд этикету и вместе со своим руководством настаивает на своем праве чуждаться этикета и далее. Если этикет отныне — тьфу, то что же обижаться, когда на встречу с послом отправляют старшего помощника младшего мидовского конюха. Смело говорить правду — главная цель дипломатии, заявленная Макфолом, — старший помощник младшего конюха может не хуже (и даже лучше), чем глава МИД.

Причем если симметричные, а равно и асимметричные протокольные ходы (их в дипломатии довольно много, если Макфол, как открытый непрофессионал, про них не знает — это его проблемы) суть дело вкуса и самолюбия, можно к ним прибегать, можно не прибегать, то последнее публичное выступление посла, имевшее место перед студентами ВШЭ, лишает противоположную, т. е. российскую, сторону возможности выбора. Можно еще извинить faux pas протокольного характера: «Если кто невольным звуком // Огласит твой кабинет, // Ты не вскакивай со стуком, // Восклицая: “Много лет!”» Значительно сложнее сделать яко не бывшим откровенное попрание такого безусловного принципа дипломатии, как доверительность, она же конфиденциальность.

В той мере, в какой речь идет именно о дипломатии, т. е. о взаимоотношениях суверенных государств, обладающих самостоятельной волей (случаи, когда посол выступает в роли властного проконсула вроде посла СССР в Праге С. В. Червоненко в 1968 г., мы тут не рассматриваем), весь смысл этой институции в том, чтобы приходить к взаимоприемлемым соглашениям по вопросам, представляющим взаимный интерес. Что невозможно без переговорного процесса, представляющего собой сближение позиций на основе взаимных уступок.

В этом смысле предыдущее историческое заявление Макфола от 3 апреля о том, что «мы будем строить ту систему ПРО, которая нужна нам для защиты наших союзников и нас самих от реальных ракетных угроз. И мы не приемлем никаких ограничений в этой области», т. е. «и кроватей не дам, и умывальников», есть сильное поражение дипломатии. Для таких резолюций и посол со своей миссией особо не нужен, тем более что их должен налагать сам Полыхаев, а Макфол по чину — даже не Скумбриевич.

В майской же исторической лекции посол, во-первых, вообще осудил переговорную практику с увязками и разменами как таковую. Что было не только отрицанием дипломатии вообще, но и американской дипломатии в частности. Положим, посол — непрофессионал, но он все же американец, и в качестве такового ему должны быть знакомы слова «поправка Джексона—Вэника», где увязки были сплошные, вплоть до увязки с российскими квотами на импорт американских курей. Во-вторых, не довольствуясь осуждением дипломатии, он разгласил ряд конкретных деталей имевших место конфиденциальных торгов. Говоря языком XXI века, «вынес из-под замка».

Но с партнерами, не чтящими подзамок, вообще нет смысла разговаривать. Поиски соглашения предполагают обмен предварительными позициями с тем, чтобы потом сблизить их до взаимоприемлемого вида. Причем эти прелиминарные предложения могут быть довольно деликатными и затрагивающими также интересы третьих сторон. После того как вся эта дипломатическая кухня одним из партнеров вываливается наружу, новых предложений он может не ожидать. Столь радикальное отрицание принципа безусловной доверительности — это конец дипломатии.

Прежде с этим соглашались все державы, хотя бы они не соглашались друг с другом ни в чем остальном. Если хоть лично Макфол, хоть его руководство считают правильным выйти из дипломатического пространства, это их суверенное право. Но суверенное право других — видеть такую новацию и делать из того выводы.



РИА Новости

Новости, тренды

СМИ2


Фото: Оксана Юшко

Фото: Любовь без границ

Как живут и о чем мечтают смешанные русско-украинские семьи



Прайм




TOP

  1. Южная цитадель: зачем нам крылатые ракеты в Новороссийске
    Строительство базы для подводных лодок с крылатыми ракетами позволит усилить оборону на фоне осложнения отношений с НАТО, а строительство в Азово-Черноморском бассейне порта нового порта даст России возможность конкурировать за прием крупнотоннажных судов. А модернизация портов Крыма и Севастополя повысит уровень социально-экономического развития новых регионов России.
  2. Второй фронт
    Событие, о необходимости которого так много говорили в последние недели, произошло. Американская авиация при поддержке арабских союзников нанесла ракетно-бомбовые удары по позициям ИГ на территории Сирии. Действия Вашингтона, действующего по привычке без разрешения Совбеза ООН, угрожают еще больше накалить обстановку на Ближнем Востоке
  3. О чем не сказал Порошенко
    25 сентября состоялась первая официальная пресс-конференция Петра Порошенко после вступления в должность президента. На ней украинский лидер обрисовал весьма оптимистичные перспективы для страны, но более интересным является то, о чем он промолчал, отложив самые критичные вопросы на неопределенный срок
  4. «Цель США ясна – свержение действующей власти в России»
    Европа обеспечила себе гарантии на бесперебойные поставки газа через Украину зимой, выделив три с лишним миллиарда долларов на погашение украинской части долга за топливо перед «Газпромом». Со стороны России это скорее уступка, поскольку не решен главный стратегический вопрос по строительству газопровода «Южный Поток», который мог бы вообще снять проблему транзита газа через Украину
  5. Авиавторжения Москвы: Прибалтика в панике
    FT: Страны Балтии фиксируют увеличение активности России в воздухе у своих границ

Infox



РИА Новости

Прайм




Политика

Фото РИА Новости

Кризис на Украине

Границы принципиальности

Поскольку конфликт на Украине уже давно перешел всякие рамки, Москва пытается урегулировать ряд насущных вопросов с Киевом через посредничество Евросоюза. Однако украинские власти ведут себя крайне недальновидно - всячески срывая и изменяя достигнутые соглашения, официальный Киев не только ставит Москву в неловкое положение, но и дискредитирует Брюссель. Что в свою очередь может иметь для Украины неприятные последствия

Фото Getty Images

России указали путь

В Нью-Йорке состоялось очередное заседание ООН. Оно было отмечено принятием общей резолюции о необходимости борьбы с терроризмом, а также ярким выступлением президента США Барака Обамы.

Шаги к легитимности

Решив вопрос с заключением перемирия, Новороссия и Украина фактически отложили дальнейшее выяснение отношений как минимум на несколько месяцев. В результате у ЛНР и ДНР появились время и ресурсы для того, чтобы заняться обустройством своей территории и собственной, хотя бы частичной, легитимизацией