Деловая конъюнктура

Индикаторы
«Эксперт» №24 (807) 18 июня 2012
Экономика России медленно, но растет; Бензин дорожает шесть недель подряд; На кредитном рынке боковой тренд и высокие реальные ставки

Росстат подтвердил свою предварительную оценку прироста ВВП страны в первом квартале текущего года — 4,9% к январю-марту 2011 года. Однако в таком формате показатель динамики малоинформативен, поскольку представляет собой усредненный индикатор роста за четыре последних квартала, и «свежие» сдвиги в динамике на три четверти маскируются результатами трех предыдущих кварталов. К тому же в 2012 году сказывается влияние календарного фактора — год високосный. Элиминирование 29 февраля превращает эти 4,9% прироста в 3,7–3,8%, что заметно ниже аналогичных показателей для предыдущих двух кварталов (5,0 и 4,8% соответственно).

Перевод росстатовской цифры в формат расширения к предыдущему кварталу с сезонно-календарным выравниванием, по нашим прикидкам, оставляет прирост ВВП в первом квартале положительным, хотя и небольшим — 0,33% годовых без сглаживания и 1,51% с учетом сглаживания, отчасти подавляющего эффект «краевой точки».

Низкий темп в первом квартале в значительной мере связан с «высокой базой» четвертого квартала прошлого года, получившейся из-за хорошего урожая. ВВП без учета села вырос на 2,5–3,4% к предыдущему кварталу (в зависимости от отсутствия или наличия сглаживания). Итак, в экономике России сохраняется явно ненулевой рост, и наблюдавшиеся в январе-марте его темпы в целом не выпадают из общего ряда динамики ВВП, сложившейся по завершении периода послекризисного восстановления. В частности, темпы прироста ВВП в первой половине прошлого года были примерно на том же уровне.

Что касается воздействия отдельных видов деятельности на динамику ВВП в первые месяцы 2012 года, то помимо уже упомянутого отрицательного вклада сельского хозяйства (а оно, из-за сезонного падения продукции в зимние месяцы в разы, вряд ли может рассматриваться как проявление какой-то негативной тенденции) замедляющее влияние оказали сокращение вклада торговли, чистых налогов и небольшое снижение объема строительных работ. Одновременно увеличился вклад в прирост ВВП обрабатывающей промышленности и финансовой деятельности. Два этих сектора и стали главными отраслевыми драйверами роста российского ВВП в первом квартале.

По-видимому, снижение выручки от экспорта нефти отразилось не только на курсе рубля, но и на цене бензина, которая с начала мая неуклонно, хотя и медленно, идет вверх, компенсируя нефтяным компаниям потери от экспорта (да и экспортная пошлина на май, установленная по средней апрельской цене, оказалась чрезмерной). На сей раз, правда, в отличие от прошлого года, по-видимому, обходится без вмешательства правящего мужа в ценовую политику нефтепереработчиков и их «итальянской забастовки» в виде ответной меры. Напомним, в прошлом году все закончилось тем, что сначала замороженные, а затем отпущенные цены после организованного «бензинового кризиса» рванули вверх с удвоенной энергией.

В апреле (более свежая статистика пока отсутствует) Банк России зафиксировал некоторое снижение средней стоимости кредитов конечным заемщикам с 9,8 до 9,6% годовых (без учета Сбербанка)