Северокавказская адаптация

Политика
Москва, 09.07.2012
«Эксперт» №27 (810)
Вывести раскаявшихся боевиков из леса в Дагестане будет сложнее, чем это было в Чечне. В Чечне они выходили под личные гарантии отца и сына Кадыровых — в Дагестане требуется создать систему правовых гарантий

Фото: ИТАР-ТАСС

"Я спрашивал у сотрудников ГРУ, что можно сделать с этим человеком. Они ответили: с ним можно только воевать", — Ризван Курбанов, депутат Госдумы, председатель дагестанской комиссии по адаптации бывших боевиков, показывает фотографию крепкого бородача в камуфляже и с гранатометом. На другой фотографии — Нариман Мирзамагомедов, один из лидеров дербентской бандгруппы, уже без гранатомета, в кабинете Курбанова пишет явку с повинной. Он сдался в октябре прошлого года во время спецоперации — редкий случай, обычно боевики не сдаются. Вместе с ним вышел Тельман Гаджимустафаев, он был в той же блокированной силовиками квартире. В переговорах о сдаче участвовали представители комиссии по адаптации. А после того, как была опубликована сделанная комиссией видеозапись, на которой Мирзамагомедов призывает боевиков сложить оружие, сдался еще один член группы.

Дагестанская комиссия по адаптации существует уже больше полутора лет, она получила сотню заявлений от людей, желающих выйти из леса, попавших под следствие или просто столкнувшихся с пристальным вниманием правоохранителей по подозрению в связях с боевиками. Почти четыре десятка заявлений рассмотрено. По делам тридцати обратившихся комиссия ходатайствовала перед судом о снисхождении или перед следствием — о смягчении меры пресечения. Национальный антитеррористический комитет рекомендовал распространить дагестанский опыт, и такие же комиссии были созданы в Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии.

Есть разные мнения о результатах этого опыта. Одни говорят, что даже если лес покинули немногие — это уже успех. Ризван Курбанов приводит пример другого сдавшегося боевика — Тамерлана Амирова. Он приехал к председателю комиссии и не только написал явку с повинной по статье о покушении на жизнь сотрудника правоохранительных органов, но и по собственной инициативе показал два схрона с готовыми к применению бомбами. Другие считают работу комиссии неудачной, потому что взрывы по-прежнему гремят, а практика работы силовиков на Кавказе мало изменилась за полтора года. Сейчас дело идет к тому, что комиссия по адаптации либо станет эпизодом в новейшей истории Северного Кавказа, либо даст начало серьезным переменам в политике по борьбе с терроризмом.

Эффект примера

Кремль никогда не считал северокавказский терроризм лишь криминальной проблемой, какие бы слова ни говорились по этому поводу в телекамеры. Политическую составляющую — как вернуть на свою сторону нелояльных и как сократить базу поддержки боевиков — российские власти всегда признавали и обсуждали. Пример тому — семь амнистий, объявленных участникам незаконных вооруженных формирований с начала конфликта в Чечне. И установление мира в Чечне было достигнуто в той же мере политическим путем, в какой и силовым, если вспомнить о роли Ахмата Кадырова.

Отцу и сыну Кадыровым удалось вывести из леса очень многих боевиков. Но чеченский случай был чрезвычайным, боевики выходили не столько под гарантии закона, сколько под личные гарантии Кадыровых и доказывали кровью свой полит

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (810) 9 июля 2012
    Региональное развитие
    Содержание:
    Мертвый восток

    Сибирь и Дальний Восток все больше погружаются в демографическую и экономическую пропасть. Люди не хотят добывать полезные ископаемые, они хотят просто жить по-человечески

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама