Банкротство по правилам

Экономика и финансы / Законодательство Пользу закона о банкротстве физических лиц для рядовых заемщиков, попавших в сложную ситуацию, трудно переоценить. Перспективы банковского сектора не столь очевидны
Рисунок: Игорь Шапошников

Долгожданный институт банкротства частных лиц может появиться в России уже в следующем году. Соответствующий законопроект, разработанный Мин­экономразвития и пролежавший три года в правительстве, в начале июля был наконец-то внесен в Госдуму. Если парламентарии не будут тянуть с принятием документа, то скоро тысячи отечественных заемщиков, столкнувшихся с финансовыми трудностями, смогут избавиться от непосильного кредитного бремени.

Согласно описанному в законе механизму, обратиться в суд с заявлением о неплатежеспособности сможет едва ли не каждый: достаточно иметь долг в размере 50 тыс. рублей и трехмесячную просрочку выплат. Если трудности, с которыми столкнулся должник, временные, может быть инициирована процедура реструктуризация долга. Фактически она предоставляет заемщику отсрочку на срок не более пяти лет. В течение этого периода он должен полностью выплатить свой долг, на который к тому же будут начисляться меньшие проценты — в размере половины ставки рефинансирования.

Если же дела должника совсем плохи и выплатить долг нет возможности, он признается банкротом с соответствующими последствиями. В их числе — распродажа имущества заемщика в пользу кредиторов и ряд санкций. Например, в течение пяти лет бывший должник не сможет взять новый кредит без раскрытия информации о своем банкротстве, а в течение года ему будет запрещено регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя.

По мнению специалистов, главное преимущество законопроекта заключается в том, что он выводит отношения между кредитором и проблемным должником на более цивилизованный уровень по сравнению с сегодняшним механизмом исполнительного производства. «В настоящее время взыскание долга в порядке исполнительного производства происходит по правилам “дикого Запада”: решающее значение имеет скорость исполнительных действий, — считает Дмитрий Тугуши, советник адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры”. — Причем у кредитора практически нет гарантий, что имущество должника в одночасье не разойдется по исполнительным документам. Даже если кредитор имеет имущество должника в залоге, есть риск, что оно будет истребовано появившимся из ниоткуда новым собственником (естественно, по предварительной договоренности с должником)». Так что законопроект, хоть и направлен в первую очередь на облегчение жизни должников, окажется полезен и банкам. «Срок обращения взыскания по исполнительным документам составляет три года, — рассказывает Дмитрий Тугуши. — При введении процедуры реструктуризации долгов исполнительное производство приостанавливается. А поскольку реструктуризация может длиться до пяти лет, ясно, что фактически кредиторам предоставляется больше времени для взыскания долга, чем в исполнительном производстве».

Еще один положительный момент — институт банкротства физлиц стимулирует потребительское кредитование. «Для банковской системы в целом закон позитивен, поскольку он меняет отношение к попавшему в трудную ситуацию заемщику, — уверен Максим Осадчий, начальник