Кровавая весна в пустыне

Удавшиеся революции
Ливия
«Эксперт» №30-31 (813) 30 июля 2012
Свержение Муаммара Каддафи обернулось позором для Запада и привело к полному развалу Ливии. Последствия этого еще долгие годы будут ощущаться во всем регионе
Кровавая весна в пустыне

Трудно поверить, но нынешняя Ливия когда-то считалась одним из самых удачных светских арабских проектов. Успешное освоение нефтегазовых богатств сделало страну одним из лидеров Северной Африки по ВВП на душу населения. Ливийцы получали серьезные пособия от государства, могли идти работать, учиться, строить жизнь. Однако вместо этого они избрали путь своих египетских и тунисских братьев, вступив на тропу революции. В итоге получили развалившееся государство, исчезновение всяких пособий и субсидий, отсутствие законов, центральной власти и вообще какого-либо порядка.

Развал Ливии вызвал целый ряд серьезных последствий в регионе. Выплачивая долги западным и «заливным» спонсорам, ливийские революционеры (особенно их исламистская часть) пачками отправляются на стажировку в Сирию. Кроме того, ливийские исламисты планируют осуществить экспорт исламской революции в соседний Алжир, который до сих пор не рухнул в пропасть «арабской весны» только из-за того, что население до сих пор помнит кровавую гражданскую войну 1990-х. Дестабилизацией региона заняты и бывшие лоялисты Муаммара Каддафи. После смерти полковника они от греха подальше покинули Ливию и переместились в Мали, где помогли местным племенам туарегов создать независимое государство Азавад.

Однако наибольший стратегический урон падение полковника принесло тем, кто его непосредственно и сверг: Старому Свету. Операция в Джамахирии должна была вернуть европейским государствам влияние на страны Магриба. Однако результат был диаметрально противоположным — Европа фактически отдает Северную Африку в руки монархий Персидского залива.

Горе от достатка

Своим благополучием Ливия была во многом обязана Муаммару Каддафи. При том что Каддафи был революционером, популистом, террористом, он фактически модернизировал Ливию и превратил ее из куска пустыни в одно из самых экономически развитых государств Северной Африки. Если до прихода Каддафи в Ливии насчитывалось 2 млн граждан, то благодаря созданной им системе социального обеспечения и массовому росту доходов от продажи нефти к моменту смерти полковника число жителей страны утроилось.

В 2010 году индекс развития человеческого потенциала в Ливии составлял 0,755, а ВВП на душу населения — 14878 долларов. Уровень грамотности достигал 82% (среди мужчин — 96,5%, один из лучших показателей в регионе). Да, безработица составляла около 20%, однако основной ее причиной было не отсутствие рабочих мест, а нежелание ливийцев работать. Трудились в стране гастарбайтеры, прибывающие из арабских, африканских или даже европейских государств (зарплата медсестры составляла в Ливии 1 тыс. долларов). Ливийская молодежь предпочитала жить на социальные пособия (около 700 долларов в месяц) — этого вполне достаточно, учитывая низкий уровень потребительских цен: хлеб стоил менее 1 цента, бензин — 10 центов за литр.

Помимо лени государство субсидировало и многое другое. У ливийцев была возможность получить бесплатное высшее образование — причем не только в местных вузах, но и за счет госуда