Вирус в колыбели

Удавшиеся революции
Москва, 30.07.2012
«Эксперт» №30-31 (813)
Тунис имел шанс стать моделью правильной трансформации для стран, переживших «арабскую весну». Но зараза исламизма поразила и его

Фото: William Daniels / Panos Pictures / Agency.Photographer.Ru

На фоне развалившейся Ливии и стоящих на грани гражданской войны Египта и Сирии будущее Туниса вначале действительно выглядело многообещающе. Даже победа на выборах в этой стране умеренных исламистов до конца не развеяла иллюзий. Некоторые политологи надеялись, что в этой колыбели арабской революции можно будет получить что-то типа вакцины против исламистского вируса, угрожающего целому ряду ближневосточных стран.

Однако со временем надежды Запада на успешный, светский итог тунисской революции начали развеиваться. Особенно после того, как в городе, где инициатор жасминовой революции Мухаммед Буазизи поджег себя от отчаяния и во имя свободы, снова запылали костры. Но на этот раз жгут лавки, торгующие спиртным, и громят тех, кто отказывается жить по шариату. Все больше людей стали признавать явную аксиому: любая политическая сила (в том числе и исламисты) хочет изменить общество в соответствии со своими воззрениями. Разница между радикальными и умеренными исламистами лишь в том, что первые хотят сделать это здесь и сейчас, а вторые больше работают на перспективу.

Надо было делиться

Положившая начало «арабской весне» тунисская революция была обусловлена отнюдь не экономическими причинами. Отличные пляжи и замечательные памятники архитектуры (на территории именно этой страны расположен Карфаген) сделали Тунис популярным туристическим местом. Ежегодно здесь отдыхало до 600 тыс. европейцев и 2 млн ливийцев. Благодаря ставке на туризм страна добилась стабильного экономического развития — темпы роста экономики не опускались ниже 5% в год.

Главной причиной революции называют нарушение главой государства баланса сил внутри тунисской элиты. Президент Туниса Зин Абидин бен Али занял пост главы государства в 1987 году после организованного им переворота (правда, вопреки восточным традициям бескровного). В 2002 году он организовал референдум, по итогам которого отменил положение конституции, ограничивающее срок правления президента тремя мандатами, а также повысил предельный возраст кандидата на высший пост до 75 лет. Это позволило ему вот уже пять раз переизбираться с неизменной поддержкой 80–90% населения. Президент, которому недавно исполнилось 74 года, готовился идти на шестой срок и собирался вновь переписать для этого конституцию. При этом местные элиты не возражали бы против вечного президента, если бы он продолжал с ними делиться. Однако, по некоторым данным, к тому времени за главу государства все решала его вторая жена Лейла Трабелси, активно продвигавшая интересы своей семьи. Ее представители контролировали сектор туризма, грузоперевозок, а также рыболовную, электронную и продовольственную промышленность страны. Под их контролем находились экспортно-импортные регуляторы, позволяющие клану Трабелси влиять на все тунисское бизнес-сообщество. По некоторым сведениям, бен Али и Трабелси контролировали до 30% экономики Туниса, в стране и за рубежом их называли просто мафией.

Впрочем, недовольство элит не имело бы для мафии особого значения, если бы в это

У партнеров

    Реклама