Привить жажду сложного

Русский бизнес / Инвестиционный обзор С мая по июль 2012 года в России заявлен, начат или запущен 31 частный инвестиционный проект на 5,8 млрд долларов. Падение инвестактивности частного бизнеса продолжается уже полгода. Очевидно, стране нужна новая модель развития с опорой на инвестиционный рост
Фото предоставлено пресс-службой группы НЛМК

Инвестиционная активность в России опять падает (см. график 1). Раньше летние месяцы давали бо́льшую часть проектов и инвестиций из-за действия сезонного фактора. Ведь стройки обычно идут в теплое время года. В сравнении с нашим весенним исследованием мы зафиксировали еще меньше инвестиций, и это нас настораживает. Тогда было 35 частных инвестпроектов на 7,15 млрд долларов, теперь только 31 — на 5,8 млрд. С устранением сезонного фактора это падение будет еще больше. Более того, и по сравнению с прошлогодними показателями мы отмечаем сильное снижение инвестактивности, особенно частного бизнеса. За этот же летний период год назад мы обнаружили 68 проектов на 11,8 млрд долларов, что в два раза больше и по количеству, и по объему, чем сейчас.

В начале июня мы отмечали факт снижения активности инвесторов с иностранным капиталом (см. «Пора задуматься об эффективности» в «Эксперте» № 23 за 2012 г.). Обычно иностранцы обеспечивали до 20% инвестиций. Они «сдулись» первыми, впрочем, учитывая финансовый кризис в Европе и неопределенность перспектив экономики Китая, это и не удивительно. Но тогда мы еще надеялись, что российские компании удержатся на плаву и не свернут в массовом порядке свои инвестпрограммы. Сейчас мы вынуждены констатировать, что снижают инвестактивность и наши региональные компании (см. график 2), чего не было ни разу за все три года нашего исследования, и крупный федеральный бизнес. Симптом этой болезни у них один, а вот причины, похоже, разные.

Позолотите ручку

Региональным компаниям и среднему бизнесу катастрофически не хватает средств для осуществления инвестпроектов со сроком окупаемости более трех лет. А ведь наша экономика вступила как раз в ту фазу развития, когда горизонты окупаемости большинства проектов должны растягиваться до пяти-семи лет, о десяти годах и более мы уже и не говорим. «Эксперт» постоянно пишет о фактическом отсутствии длинных денег в экономике (см., например, «На коротком поводке» в № 35), но правительство и ЦБ упорно пытаются искать причины низкой инвестактивности в других местах или не искать их вовсе.

Нельзя сказать, что крупный бизнес купается в деньгах, но ему все-таки доступно относительно дешевое кредитование, редко в России, часто — за рубежом. Поэтому проекты со среднесрочной окупаемостью ему по силам. По силам-то оно по силам, только вот мотивации у российских магнатов инвестировать в страну нет. Наши крупные промышленники привыкли работать в райских условиях — при дешевых газе, электроэнергии, железнодорожных перевозках. Эксплуатируя невысокую себестоимость производства и возможность сбывать продукцию по мировым ценам на экспорт, они в течение многих лет зарабатывали миллиарды долларов сверхприбыли. Теперь же, когда их российские предприятия подходят к той черте, когда их себестоимость не кажется такой уж низкой, они в условиях падения прибыльности бизнеса и сложностей с доступным финансированием уже не горят желанием затевать новые проекты и проводить масштабную модернизацию. По правде говоря, если

Помесячная динамика текущих частных инвестиционных проектов
С весны инвестиционный порыв региональных компаний начал быстро гаснуть. Скорее всего, им не хватает денег, прибыли уменьшаются, а дорогие кредиты им не доступны
Структура экспорта красноречиво указывает на характер нашей экономики
Распродажа активов РАО ЕЭС и введение договоров на представление мощности заставили электроэнергетиков существенно увеличить инвестиции в обновление фондов